Как распознать ложь и обман?

📹 Видео

Как Распознать ЛОЖЬ? Pamela Meyer TED на русском
Как Распознать ЛОЖЬ? Pamela Meyer TED на русском
Как стать искренним. Аутентичные черты Адель
Как стать искренним. Аутентичные черты Адель
Как Распознать Ложь
Как Распознать Ложь
Как распознать ложь | Лайфхакер
Как распознать ложь | Лайфхакер
Дэн Ариэли Почему люди врут
Дэн Ариэли Почему люди врут
Как не дать себя обмануть
Как не дать себя обмануть
Мозг - инструкция по применению. Выпуск 16. Как распознать лжеца и не дать себя обмануть.
Мозг - инструкция по применению. Выпуск 16. Как распознать лжеца и не дать себя обмануть.
"Псевдополезная еда": как не дать себя обмануть
"Псевдополезная еда": как не дать себя обмануть
Уловки мошенников на Aliexpress, не дайте себя обмануть!!!
Уловки мошенников на Aliexpress, не дайте себя обмануть!!!
РАЗВОД В ИНТЕРНЕТЕ | КАК НЕ ДАТЬ СЕБЯ ОБМАНУТЬ
РАЗВОД В ИНТЕРНЕТЕ | КАК НЕ ДАТЬ СЕБЯ ОБМАНУТЬ
Хитрость, обман и предательство. Наталья Толстая.
Хитрость, обман и предательство. Наталья Толстая.

👂 Притчи & Истории

Ложь или правда?

Пошли три мальчика в лес. В лесу грибы, ягоды, птицы. Загулялись мальчики. Не заметили, как день прошёл. Шли домой — боялись: «Попадёт нам дома!» Вот остановились они на дороге и подумали, что лучше: соврать или правду сказать?

— Я скажу, — сказал первый, — будто волк на меня напал в лесу. Испугается отец и не будет браниться.

— Я скажу, — сказал второй, — что дедушку встретил. Обрадуется мать и не будет бранить меня.

— А я правду скажу, — сказал третий. — Правду всегда легче сказать, потому что она правда и придумывать ничего не надо.

Вот разошлись они все по домам. Только сказал первый мальчик отцу про волка, глядь — лесной сторож идёт.

— Нет, — говорит, — в этих местах волков.

Рассердился отец. За первую вину рассердился, а за ложь — вдвое.

Второй про деда рассказал, а дед тут как тут — в гости идёт. Узнала мать правду. За первую вину рассердилась, а за ложь — вдвое.

А третий мальчик как пришёл, так с порога во всем повинился. Поворчала на него мама, да и простила.

Нравится 

Барсук Филька

Жили по соседству в Гореловской роще два медведя: медведь Спиридон и медведь Лаврентий. По праздникам в гости друг к дружке ходили, медком угощались. А неподалёку от них барсук Филька жил. И сам — ни к кому, и к нему — никто. Завидно было ему, что медведи живут дружно. И решил он поссорить их. Приходит к медведю Лаврентию и говорит:

— Жалко мне тебя, Лаврентий. Доверчивый ты больно. Считаешь другом медведя Спиридона, а он ходит по лесу и посмеивается над тобой. «Лопух, — говорит, — медведь Лаврентий. Не успеешь порог его берлоги переступить, а уж он мёд на стол тащит — угощайся. Я к нему только за тем и хожу, чтобы есть».

— Врёшь! — рявкнул медведь Лаврентий. — Врёшь, Филька. — И сгрёб барсука за шиворот.

Перепугался Филька, побледнел: надавит чуть покрепче медведь, и дух из него вон. Не рад уж Филька, что и врать начал, да пятиться назад некуда: слишком далеко зашёл. Хитростью решил взять медведя.

— Если я вру, — говорит, — пусть провалюсь я на этом месте.

Страшной клятвой поклялся барсук.

Смотрит медведь Лаврентий: сейчас расступится земля и примет Фильку. Но тот как стоял, так и остался стоять, а земля даже и не шелохнулась под ним. И тогда поверил медведь всему, что сказал барсук. За стол усадил его, мёдом угощает, жалуется:

— Как она, жизнь-то, повернуться может, а! В глаза, значит, — друг, а за глаза — лопух. Эх, Спиридон, Спиридон…

А Филька ест мёд и поддакивает:

— С друзьями уж так: сегодня их полна берлога, а завтра и здравствуй сказать некому. Объели, обпили и поминай как звали. В душу ни к кому не заглянешь, а без этого как узнать, друг он тебе или только мёд есть приходил. Нет уж, лучше самому по себе жить. И радость, и горе — всё твоё, всё от тебя.

Говорил Филька, а сам мёд за обе щеки уписывал. Наелся досыта, а остатки завернул и унёс домой — пригодится. Отдохнул после сладкого обеда и к медведю Спиридону подался. Пришёл и ну нашёптывать в мягкое медвежье ухо:

— У медведя Лаврентия в гостях был сейчас. Что он говорит о тебе, сказать даже страшно. Говорит, что ты жулик, что ты делаешь только вид, что живёшь честно, а сам мёд потихоньку из его ульев воруешь.

Поднялся медведь Спиридон.

— Врёшь, — кричит, — врёшь, Филька! Не мог Лаврентий обо мне сказать такое. Мы же с ним с детства друг друга знаем. Сколько раз раков на речке вместе ловили. Он же мой друг.

А Филька щурит глазки, подбородком кивает:

— Друзья, они разные бывают: и верные и неверные. Ты с другом-то по вечерам на завалинке посиживаешь, на вечернюю зорю смотришь, а он камень против тебя за пазухой держит. И не увидишь, как бабахнет. А если говорю я неправду, то пусть сгорю я на этом месте и даже дыма от меня пусть не будет.

Страшной клятвой поклялся барсук.

Медведь Спиридон попятился даже от страха: сейчас запылает Филька. А Филька как стоял, так и стоять остался, даже ещё поднял прутик с земли, колечко-из него свивать начал. И тогда поверил медведь всему, что говорил барсук. Заахал:

— Ах, Лаврентий, Лаврентий! Я в тебе души не чаял, а ты вон обо мне говоришь что: жулик я. Да я за всю мою жизнь мухи не обидел, не то чтобы на чужое позариться. Да и зачем мне чужое, когда у меня своего девать некуда?

А тут ужинать пора подоспела. Притащил медведь огромную миску мёду. Поставил на стол перед барсуком и дал ему большую ложку.

— Ешь, — говорит, — Филька. Если бы не ты, я бы и теперь не знал, что не друг мне Лаврентий. В глаза мне одно говорит, а на стороне — другое.

Чмокал Филька медовыми губами, соглашался:

— Что верно, то верно. Друг, что месяц: то он большой, то маленький, то за облака спрятался, то опять светит. Без друзей куда легче живётся. Друг — это ведь одно беспокойство. То сам к тебе в гости плетётся, то тебя в гости зовёт. Нет уж, лучше без друзей жить, чтобы тебе никто не мешал, и чтобы ты никому помехой не был.

Говорит так барсук Филька, а сам знай черпает мёд из миски. За всю жизнь столько не видел, сколько съесть ухитрился — чуть из-за стола поднялся. Домой не пошёл. У медведя Спиридона ночевать остался.

«Утром позавтракаю у него, всё дома не есть», — думал он, умащиваясь в медвежьей постели. А она у него из камыша связана, на такой мягко и крепко спится.

Спит Филька, похрапывает, а медведя Спиридона и сон не берет. Ворочается он с боку на бок, сопит — нелегко друзей-то терять: «Ах, Лаврентий, Лаврентий…» А потом поднялся и пошёл к соседу. Решил он ему обиду свою в глаза высказать. Оторвать от сна и высказать.

Но будить медведя Лаврентия не надо было. Не спал он. Сидел на завалинке и думал: «Ах, Спиридон, Спиридон…» А он, вот он, медведь Спиридон, идёт к нему. Подошёл и говорит:

— Что же это ты, Лаврентий, небылицы обо мне плетёшь какие, будто жулик я, мёд из твоих ульев ворую.

Отвернулся медведь Лаврентий в сторону. Говорит, а голос глухой, печальный, будто и не медвежий вовсе:

— Не говорил я о тебе такого. Это ты вон ходишь по роще и говоришь всем, что лопух я, мёдом тебя кормлю.

— Что ты, — взмахнул медведь Спиридон лапами, — чтобы я о тебе говорил такое…

И только тут догадались медведи, что обманул их Филька, поссорить задумал. Пришли они в берлогу к медведю Спиридону, подняли потихоньку матрац с Филькой, отнесли к речке и опустили на воду.

— Плыви, — говорят, — из нашей рощи.

И пошли к медведю Лаврентию спать. Проснулся утром Филька. Лежит, нежится, глаз не открывает, думает: «Позавтракаю сейчас у Спиридона, а обедать к Лаврентию пойду. Так и буду кормиться возле них, медок посасывать».

И слышит он тут — булькает у него под матрацем что-то. Цап лапкой, а это — вода. Вскочил барсук, смотрит: плывёт он на медвежьем матраце по речке, несёт его речка неизвестно куда.

Перепугался барсук, побурел от страха: до одного берега далеко, а до другого ещё дальше.

— Караул! — кричит. — Тону! Помогите!

Подхватило его крик эхо, понесло по роще. Услышал его медведь Спиридон, сказал своему соседу медведю Лаврентию:

— Слышь, Лаврентий, кричит. Проснулся, значит.

— Пусть покричит, может, урок этот ему на пользу пойдёт, — ответил медведь Лаврентий, перевалился на другой бок и захрапел снова: ночью-то недоспал.

Нравится 

Мухи в животе

К одному мудрецу привели человека, которому казалось, что в его рот залетели две мухи, когда он спал. И теперь они живут в его животе.

— К каким врачам мы только не ходили, — говорил больной. — Все пытаются меня убедить в том, что такого не может быть. Но я-то слышу, как они жужжат в моём животе.

Мудрец выслушал его внимательно и сказал:

— Можно я послушаю?

И приложил ухо к животу больного. Послушав минуту, он сказал:

— Да, я тоже слышу! Жужжат!

— Вот видите, — радостно сказал больной своим родственникам, — а вы мне не верили!

Мудрец сказал больному:

— Вы не волнуйтесь. Я знаю один очень хороший способ, как их выманить оттуда.

Он положил больного на диван, дал ему снотворное и велел открыть рот. Когда тот уснул, мудрец приказал поймать две мухи и посадить их в банку. Через некоторое время, когда больной проснулся, ему показали мух в банке и заверили, что теперь он совершенно здоров. Человек был вне себя от радости. Он говорил:

— Спасибо вам большое! Можно я возьму эту банку и покажу тем врачам, которые не хотели мне верить?

Нравится 

Мешок снега

Предложил жадный и хитрый человек своему бедному глупому соседу мешок снега зимой — в долг до лета, но с условием: не вернёт мешок снега, значит, должен будет отдать мешок золота. Удивился глупый сосед: снега полон двор, сам не знает, куда девать. Но зря же ведь предлагать не станут… И взял мешок! А как лето пришло, то и сосед тут как тут:

— Отдавай долг!

Схватился за голову глупый человек: как быть? Ведь снег-то давно уж растаял! К счастью, другой сосед у него добрым и мудрым был.

— Ладно, — говорит он, — помогу уж тебе. Глядишь, в другой раз будешь умнее. Ты, — говорит, — брось пустой мешок в лужу побольше и скажи жадному соседу, чтобы быстрей шёл получать долг. А уж дальше — моя забота!

Глупый человек так и сделал.

Подивился жадный сосед: где это сумел глупец столько золота раздобыть — снег-то в разгар лета разве найдёшь? И пошёл за долгом. А навстречу ему — мудрый сосед. Разговорились. Как дела, куда кто путь держит…

— Да вот, — говорит мудрый сосед, — иду покупателя на свой луг искать.

— И много ль за него хочешь?

— Да столько, что пока никто не даёт. Мешок золота!

А на этот луг жадный человек давно уже заглядывался. И как раз мешок золота у него теперь был…

— Я покупаю! — сказал он. — Пошли за золотом!

— Нет, так дело не пойдёт! Ты сначала луг посмотри, — предупредил мудрый сосед, — чтобы потом ко мне никаких обид не было!

— Ничего, — думает жадный. — Всё равно никуда от меня мой мешок золота не уйдёт!

И пошёл за мудрым соседом. А тот водил его, водил по самой жаре, весь луг вдоль и поперёк показал. Наконец, говорит:

— Ну, а теперь пошли за твоим золотом.

Пришли во двор бедного человека.

— А ну, — говорит ему жадный сосед. — Подавай мне сюда моё золото!

А глупый человек уж, как ни глуп был, сообразил, что надо делать.

— Какое золото? — спрашивает. — Я тебе снег во дворе положил. Да ты что-то долго не шёл, вот он и растаял.

Посмотрел жадный человек на своего бедного и больше не глупого соседа, потом — на мудрого… Но ничего не поделаешь. Так с мокрым пустым мешком и ушёл восвояси!

Нравится 

Вертихвост и Федотка

В полночь сидел пёс Вертихвост возле своей конуры и думал: почесать левой задней ногой за ухом или нет. Потом решил, что этого делать не следует, и широко зевнул. Потом посмотрел: висит ли на месте Большая Медведица, и уже хотел было ложиться спать, когда услышал на соседнем дворе лай щенка Федотки. Вертихвост вышел на улицу. Поглядел во все концы, подумал: «Что это он? Нет нигде никого, а лает. Может, кто к нему во двор лезет? Надо сходить, поглядеть, помочь в случае чего. Всё-таки Федотка ещё щенок, и нет у него пока настоящей пёсьей хватки».

Прибежал Вертихвост к Федотке, спрашивает:

— Ты чего это? Нет никого, а лаешь?

— Политика, — расплылся Федотка в улыбке. — Услышит дед и скажет: вот у меня Федотка молодец какой, всегда начеку. И кормить меня лучше будет. Оно всегда так: кто громче лает, тому больше и подают. Видимость надо создавать.

Покачал пёс Вертихвост головой: «Смотри ты, мал Федотка, а хитро придумал: видимостью хлеб зарабатывать. Сообразительный. Ишь, какая живинка в глазах. Такой далеко пойдёт. Быстро в кобели выбьется». И решил Вертихвост воспользоваться Федоткиным советом. Прибежал поскорее домой, залез на завалинку. Сел под самым окошком и давай лаять. Да так громко, что даже звёзды на небе вздрагивать начали.

Прошло немного времени, распахнулось окошко и высунулся из него дед Василий. Посмотрел в один конец улицы — нет никого, в другой посмотрел — тоже никого не видно. А Вертихвост при деде ещё громче лаять начал, аж вытягивается весь. Скрылся дед Василий, а через минуту опять показался в окне, и в руке валенок подшитый. Размахнулся да валенком Вертихвоста — клюк! — по башке.

— Окаянный, — выругался дед. — Ишь придумал чего: брехать попусту. Будешь теперь знать, как деда в заблуждение вводить.

Убежал Вертихвост за сарай и до утра сидел там под навесом, шишку на затылке лапой разглаживал да ругал сам себя:

— Дурак, зачем я под окнами лаял? Надо было к саду бросаться. Подумал бы дед, что волки, и побоялся бы выйти. Федотка, тот хитрее. Тот у конуры своей лает, а я под окошки полез.

Завидовал пёс Вертихвост сообразительности Федотки, но сам с той поры никогда больше не пробовал видимостью хлеб зарабатывать.

Нравится 

Смекалка жаждущего

Пообедал крестьянин плотно на масленой, и напала на него страшная жажда, а денег при себе нет. К счастью, вышел сосед из корчмы с полной бутылью вина. Жаждущий пошёл за ним и сказал:

— Знаешь, такая меня томит жажда, что я готов одним духом выпить целую бутыль вина.

— Ну, одним духом не сможешь, — сказал сосед.

— Давай посмотрим, — предложил крестьянин. — Коли не выпью, можешь мне в лицо плюнуть.

— Идёт, — ответил сосед.

Дал он ему полную бутыль, а тот и выдул больше половины. Напился и сказал:

— Спасибо, что напоил, теперь можешь в меня плюнуть.

— А по-моему, не я тебе, а ты мне в лицо должен плюнуть, раз я оказался таким ослом, — ответил сосед и, вздохнув, побрёл домой с наполовину опустевшей бутылью.

Нравится 

Чтобы клиент вернулся

— Учитель, — спросил ученик, — мой партнёр занимается в нашей фирме рекламой, и мне кажется, что он не всё делает правильно. Я хотел бы посоветоваться с тобой.

— Говори, — ответил Учитель, — я постараюсь.

— Он дает рекламные объявления, в которых специально скрывает правду от клиента, причем делает это так, что выглядит, словно он просто не успел сказать всё. Когда я спорю с ним, он отвечает, что главное — чтобы клиент пришёл к нам, а там уже всё зависит от мастерства наших продавцов. Я как раз занимаюсь подготовкой и работой продавцов, — ученик улыбнулся, — и они мне жалуются почти каждый день на то, что чувствуют себя обманщиками, выписывая клиенту окончательный счёт, который всегда, заметь, всегда! — больше, чем клиент ожидает. Что ты посоветуешь сказать моему партнёру? Как ему объяснить, что он не прав?

— Постарайся донести до него одну-единственную мысль, — ответил Учитель, — главное не то, чтобы клиент пришёл к вам, главное — чтобы он ушёл от вас довольным. Тогда он придёт ещё не раз. А ведь мало кто, обманувшись, захочет, чтобы его обманули вновь.

 

Эта история считается одной из важнейших в традициях Пути, по крайней мере, она встретилась нам в записях самых разных периодов существования Школы.

Нравится 

Притворялся преданным

Один юноша повстречал однажды садху (святого человека), который рассказал ему о Кришне и дал посвящение. После этого юноша с огромным рвением погрузился в религиозные обряды, начал истязать себя различными аскезами, ел лишь хлеб, размоченный водой и другими способами пытался быть похожим на святых и отшельников.

Через пару лет у него разболелся желудок, и он попал в больницу. Болезнь была настолько запущена, что врачи уже не брались за лечение. Все понимали, что жить ему осталось несколько дней. Сам юноша тоже это понимал и взмолился:

— О Кришна, о Шримати Радхарани! Да, я притворялся, но я притворялся преданным. Я обманывал всех, но хотел быть преданным. Я прошу лишь одного: я хочу умереть во Вриндаване.

Врачи заметили, что он перестал стонать и заснул. А приснилось ему, что Кришна и Шримати Радхарани пришли к нему и коснулись его живота.

На следующий день больной пошёл на поправку.

Выздоровев, он переехал жить во Вриндаван, и умер там же через много лет.

Нравится 

История написания романа «Наследник из Калькутты»

Свой роман «Наследник из Калькутты» Роберт Штильмарк начал писать, находясь в лагере на строительстве восточного крыла железной дороги Салехард — Игарка.

Старший нарядчик лагеря Василий Павлович Василевский предложил Штильмарку написать занимательное историческое произведение пообещав освобождение от тяжёлых и выматывающих общих работ. Василевский хотел присвоить авторство романа, послать его Сталину и получить за это амнистию.

Штильмарк писал роман в течении 2-х лет. Каждый вечер он зачитывал в бараке написанное за день и слушатели-заключённые с нетерпением ждали продолжения.

В тексте романа Штильмарк зашифровал фразу «лжеписатель, вор, плагиатор», имея в виду Василевского. Её можно найти, если читать первые буквы каждого второго слова во фрагменте из двадцать третьей главы: «Листья быстро желтели. Лес, ещё недавно полный жизни и летней свежести, теперь алел багряными тонами осени. Едва приметные льняные кудельки вянущего мха, отцветший вереск, рыжие, высохшие полоски нескошенных луговин придавали августовскому пейзажу грустный, нежный и чисто английский оттенок. Тихие, словно отгоревшие в розовом пламени утренние облака на востоке, летающая в воздухе паутина, похолодевшая голубизна озёрных вод предвещали скорое наступление ненастья и заморозков».

После того, как роман был закончен, Василевский подговорил блатных, чтобы они убили Штильмарка, но не учёл того, что они были среди восторженных слушателей автора.

Штильмарка реабилитировали в 1955 году, и он уехал в Москву. В 1958 году роман «Наследник из Калькутты» вышел в серии «Библиотека приключений и научной фантастики» и стал бестселлером. На обложке, кроме Штильмарка, в качестве автора был указан и Василевский.

В 1959 году Штильмарк обратился в суд и доказал, что он является единственным автором романа, а помогли ему в этом те самые блатные, которые в Енисейском лагере впервые услышали эту занимательную историю из уст самого автора и с тех пор стали его преданными поклонниками.

Нравится 

Воля Ишвары всегда исполняется

Каждый день в вечерние часы Шива вёл беседы на горе Кайласе с мудрецами, святыми и богами. Однажды его супруга Парвати предложила, что хорошо бы построить зал под крышей, где все они могли бы собираться и слушать Шиву, не подвергаясь воздействию туманов, сырости и холодных ветров. Шива не высказал на это своего согласия, но Парвати настаивала, чтобы её идея нашла воплощение. Перед тем как закладывать фундамент, обратились за советом к астрологу, и он сказал:

— Звезды предсказывают, что зал погибнет в огне, так как Сани (Сатурн) был с самого начала настроен враждебно.

Но зал всё-таки был построен. И это поставило супругов перед трудностями. Шива решил просить Сани об одолжении — сохранить зал, — хотя и сомневался, что Планета, всегда одержимая гневом, согласится на это. Парвати чувствовала себя глубоко уязвлённой и решила, что не даст возможности этому мелкому тирану погубить зал, который она построила. Она поклялась, что вместо того, чтобы дать ему шанс повсюду самодовольно заявлять, что он спалил зал, она сама его сожжёт. Но Шива попросил её дождаться результата его обращения к Сани. И он сам отправился в его владения! Перед уходом он сказал Парвати:

— Если Сани согласится смирить свой гнев, я вернусь назад с добрыми вестями, если же он будет непримирим, я подниму руку и покручу этой даккой. Услышав сигнал, ты можешь поджечь зал, отняв у Сани право совершить это.

Парвати в ожидании сигнала была наготове с факелом в руках, чтобы у злобной Планеты не было и секунды для выполнения мстительного плана. Сани, однако, согласился с просьбой Шивы; он сказал, что не станет поджигать зал на Кайласе. Шива был очень рад, услышав это; когда же Сани попросил у него совсем небольшой награды, Шива поинтересовался, чего именно он хочет. Оказалось, что Сани никогда не видел знаменитого танца Шивы, который превозносили все планетарные боги, и мечтал увидеть хотя бы несколько движений. Шива охотно согласился и начал свой танец Тандаву, подняв руку и зазвенев даккой! Услышав сигнал, Парвати поднесла факел, и зал, согласно воле Шивы, сгорел дотла! Божественная воля должна исполниться. Сани был лишь игрушкой в божественном замысле.

Нравится 

Хитрая блудница

Одному бедняку приснилось как-то, что он спал в объятиях блудницы и что поутру заплатил он ей за ночные удовольствия десять золотых монет. Проснулся бедняк, а сон из головы не идёт. «Что бы это могло значить?» — думал он. Рассказал свой сон приятелям, но они не умели отгадывать сны. Пошла молва про странный сон бедняка и дошла до ушей блудницы. Она смекнула, что человек этот — большой простофиля, и загорелась желанием вытащить из него десять золотых монет.

Пришла она к нему в дом, назвала себя и потребовала «свои» десять золотых монет. Но у бедняка отроду золотых монет не бывало. Как же ему платить? Оно обозвал её лгуньей и стал от всего отрекаться: и сна, мол, такого не видел, и знать ничего не знаю. А блудница твердит своё, деньги требует. Повела она его к начальнику полиции. Начальник взял у обоих письменные показания, но никак не мог решить, кто прав, и отвёл их к Бирбалу.

Бирбал выслушал по очереди обе стороны, сразу понял, что к чему, и велел подать зеркало и десять золотых монет. зеркало он поставил перед блудницей, а золотые монеты положил позади неё так, чтобы они отражались в зеркале.

— Видишь монеты в зеркале? Вот отсюда и забирай их, — сказал он вешье.

— Но, господин, как же я их возьму? Это ведь только отражение монет.

Такого ответа и ждал Бирбал.

— Но ведь и он только во сне согласился дать тебе деньги.

Справедливым был суд Бирбала, и блудница устыдилась. Она опустила голову и хотела ускользнуть из дома, но Бирбал не позволил.

— Куда собралась, негодница? Погоди-ка, получи сначала, что заработала своими плутнями. Зря растревожила бедняка и повредила ему в делах; в наказание тебе — два месяца тюрьмы.

Блудницу отвели в тюрьму, а бедняк был рад-радёшенек, что избавился от беды.

Нравится 

Тонкий нюх

У одного человека было большое стадо коров. Однажды случилось ему пойти в другую деревню со всей своей семьёй, и он попросил соседа приглядеть за стадом. А у того было всего десять голов. В отсутствие хозяина он возьми да и подмени трёх своих полудохлых рыжух на трёх упитанных тёлок. Хозяин большого стада, когда возвратился, не заметил этой подмены. А тут как раз начался падёж, и весь его скот подох. Украденные же соседом тёлки выросли и стали давать много молока. Довелось как-то прежнему владельцу отведать их молока — и он сразу же подумал: «Дело ясное, он свёл моих тёлок». Придя к такой мысли, он возбудил дело о краже скотины. И вот истца и ответчика призвали в суд.

Ответчик заявил:

— Если он сможет доказать своё обвинение, я готов подвергнуться наказанию. Но если у него нет никаких доказательств, накажите его за ложное обвинение.

Мариядей Раман отложил слушание дела на пятнадцать дней.

Он велел вскопать грядку, удобрить её овечьим помётом, коровьим навозом и человеческими отбросами и посадить на ней зелень. Когда зелень подросла, из неё приготовили вкусное блюдо на овечьем, коровьем и буйволином молоке. Мариядей Раман пригласил к себе ответчика и жалобщика и после обеда спросил последнего:

— Можешь ли ты сказать, из чего приготовлено это блюдо?

Тот ответил:

— Оно приготовлено из зелени, выращенной на трёх видах удобрения. Я могу распознать в нём вкус овечьего, коровьего и буйволиного молока.

Мариядей Раман убедился таким образом, что он говорит правду, и угрозами принудил ответчика сознаться в совершённой им краже. В этом деле истец заслужил похвалы и добрую славу. Умный человек своего добьётся.

Нравится 

Молитва и туфли

Набожный человек стоял на коленях в мечети, поглощенный молитвой. А другому верующему бросились в глаза его великолепные, искусно сотканные туфли с загнутыми носами. Он уже представил себе, как было бы прекрасно, если бы у него тоже были такие туфли. Он подошел сзади к молящемуся и прошептал ему на ухо:

– Ты же знаешь, что молитва не достигает слуха Господа, если ты молишься в туфлях.

Верующий прервал свою молитву и так же тихо прошептал в ответ:

– Если моя молитва и не будет услышана, то мне, по крайней мере, останутся мои туфли!

Нравится 

Хитреца не перехитришь

Хитрец сеттияр влез в крупные долги — у десяти почтенных горожан занял по тысяче вараха. Возвращать деньги ему, понятное дело, не хотелось, и вот однажды он всполошил всю округу диким воплем:

— Ой-ой-ой! Воры! Грабители! Меня обокрали! Стащили все деньги! Как же я теперь расплачусь с долгами?

Немного погодя в дом сеттияра пришёл один из его близких друзей, который тоже одолжил хитрецу тысячу вараха, и говорит:

— Слушай, приятель, я тебя научу, как обвести вокруг пальца остальных заимодавцев, только ты мне верни мои деньги с процентами.

Сеттияр согласился, и гость продолжал:

— Сделай вид, будто от горя ты лишился рассудка, и всякому, кто потребует вернуть долг, отвечай «бе-бе, бе-бе». В конце концов все отстанут от тебя.

— Спасибо тебе за совет, — обрадовался сеттияр. С того дня он только и делал, что блеял, как сбесившаяся овца.

Все и впрямь махнули на него рукой: что с него, мол, возьмёшь. Тогда к сеттияру пришёл тот самый друг, чьим советом он столь удачно воспользовался.

— А ну-ка, приятель, возврати мне должок!

— Бе-бе! Бе-бе! — услышал он в ответ.

— Как, мне тоже ты бебекаешь?

— Да, да, и тебе бе-бе, и деду твоему бе-бе!

Так друг и ушёл с пустыми руками.

Нравится 

Украденные бананы

Однажды крупный землевладелец построил храм. Недостатка в деньгах у него не было, и поэтому в том храме божеству делали самые пышные подношения. Чтобы привлечь как можно больше прихожан и увеличить престиж храма, божество одевали в роскошные одежды и предлагали изысканные яства, которые землевладелец потом раздавал прихожанам.

В храм назначили старшего пуджари. Тот поначалу очень старался и со всей душой выполнял свои обязанности — божество всегда было ухоженным, все ритуалы совершались вовремя.

Однако по прошествии некоторого времени пуджари стал задумываться: «У божества так много нарядов и украшений, ему предлагают самые вкусные блюда, но почему мне ничего не достаётся, кроме небольшого жалованья? Тут повсюду охрана, они не позволят мне ничего вынести из храма!»

Однажды землевладелец принёс пуджари бананы самого лучшего сорта, чтобы тот предложил их божеству. Вручая их пуджари, он сказал:

— Пожалуйста, предложи эти бананы божеству, а затем отошли их ко мне домой. Сегодня ко мне придут друзья, я хочу угостить их этими бананами.

Перед полуденным предложением хозяином вдруг овладело беспокойство, и он вдруг решил проверить, как пуджари предлагает бананы. Но, подойдя к двери комнаты божества, он обнаружил, что та заперта изнутри. А пуджари тем временем набивал рот бананами, рассуждая: «Когда мне ещё выпадет шанс наесться таких прекрасных бананов? Это судьба. Почему я должен упускать возможность насладиться ими? Вряд ли хозяин пересчитывал их. Сомнительно, что он заметит пропажу нескольких бананчиков».

И тут он услышал крик хозяина:

— Кто там, в комнате божества?

Ум вора всегда возбуждён, поэтому, страшно перепугавшись, пуджари ответил, поспешно дожёвывая банан:

— Я не крал бананы!

Услышав прерывающийся от страха голос пуджари и фактически его признание, хозяин сразу понял, что пуджари — вор, и выгнал его.

На воре и шапка горит.

Нравится 

Тенали Раман и воры

Был у Тенали Рамана большой сад. В засушливое лето он требовал обильной поливки. Таскал, таскал Тенали Раман воду из глубокого колодца и совсем выбился из сил. И вот как-то раз заметил он в саду шестерых воров, рыжих здоровенных детин. Раман поспешил зайти в дом и громко крикнул жене:

— Дорогая! Времена сейчас трудные, боюсь, как бы к нам в дом не забрались воры. Давай с тобой спрячем все наши золотые вещи в старые ларцы, а ларцы сбросим в колодец: там они будут в полной безопасности.

Он, его жена и маленький сын набили ларцы камнями и песком и сбросили их в колодец. Как только они ушли, обрадованные воры принялись черпать воду, надеясь добраться до ларцов с золотом.

Тенали Раман незаметно вышел в сад и тихонько прокопал канавки к деревьям и грядкам.

А утром, когда рассвело и на улицах появился народ, Тенали Раман громко закричал:

— Эй, вы, там, у колодца! Хватит черпать воду: вы уже оросили весь мой сад. Возьмите себе в награду ларцы с камнями и, пока ещё не наступил день, уходите подобру-поздорову.

Испуганные воры, благодаря судьбу, что отделались так дёшево, кинулись наутёк.

Нравится 

Тенали Раман и краденые баклажаны

На дворцовом огороде Кришны Девы Райи в изобилии росли баклажаны, привезённые из страны Канада. Рвать их тоже было запрещено под угрозой смертной казни. Однажды Тенали Раман полакомился во дворце баклажанной икрой. Когда он рассказал жене, какая икра вкусная, у той просто слюнки потекли: так ей захотелось отведать этого блюда. Уступая её настояниям, Тенали Раман украл ночью с императорского огорода несколько баклажанов и приготовил из них икру. Жена поела сама и решила угостить их маленького сыночка, который дремал на веранде. Раман опасался, как бы малыш не разболтал потом, что он ел, но не мог противостоять материнской любви. На всякий случай, однако, он решил употребить хитрость: вылил на своего сына целый кувшин воды, затем разбудил его, сказал, что идёт дождь, и поменял мокрые одежды. На другой день сторожа донесли Аппаджи, что несколько баклажанов украдено. Подозрение пало на Тенали Рамана.

Понимая, что допрашивать этого хитреца бесполезно, главный советник велел привести его сына. Простодушный малыш без всякого запирательства признался, что ел баклажанную икру.

Но Раман сказал:

— Ему это привиделось во сне. И ещё ему приснилось, что шёл дождь. Вы, ваша светлость, человек умный. Расспросите его получше, и вы поймёте, какова цена его словам.

— Вчера ночью шёл дождь? — спросил Аппаджи у мальчика.

— Да, шёл, — ответил малыш, — с меня сняли мокрую одежду, а потом дали мне баклажанов.

Никакого дождя накануне не было, и Аппаджи пришлось поверить, что мальчуган и впрямь видел баклажанную икру во сне. А за свои не подтвердившиеся подозрения советник вынужден был извиниться перед поэтом-шутом.

Нравится 

Тенали Раман откармливает кошку

В виджаянагарском государстве развелась такая уйма мышей и крыс, что Кришна Дева Райя распорядился привезти из персидской страны тысячи котят. Каждой семье дали по котёнку и в придачу по корове, чтобы поить его молоком. Раман весь надой выпивал сам, кошке же доставались только жалкие опивки. Через некоторое время император приказал доставить всех кошек во дворец. Кошки оказались хорошо откормленными, зато их хозяева поражали ужасающей худобой. Один лишь Раман, сам толстый и упитанный, принёс худую измождённую кошку.

— Раман, — возмутился император, — почему у тебя такая тощая кошка — одна шкура да кости?

— О государь, — ответил Тенали Раман, — моя кошка не пьёт молока. Как завидит его — так наутёк. Что я могу тут поделать?

Удивился император:

— На свете нет таких кошек, которые не пили бы молока. Но если то, что ты говоришь, правда, я дам тебе сто золотых монет.

При одном виде миски с молоком кошка и в самом деле обратилась в бегство. Сипаи догнали её, схватили и принесли императору. Кришна Дева внимательно её осмотрел, заметил ожоги на губах и сразу же раскусил хитрость Рамана.

— Ах, обманщик! — вскричал он. — Ведь ты поил её горячим молоком. А всем известно, что «ошпаренная кошка и холодного молока боится».

— Простите меня, государь, — смело молвил Раман, — но, по моему скромному мнению, первейший долг государя заботиться о своих подданных и лишь потом уже — о кошках.

Кришна Дева не только не рассердился на Рамана за эти слова, но и похвалил его за любовь к справедливости. Раман получил от него в награду сто золотых монет.

Нравится 

Чья лошадь

Некий полигар (крупный феодал) украл кобылу у деревенского старосты и, чтобы староста не смог доказать, что это его лошадь, отстриг ей хвост. Староста подал на полигара в суд. Разбирал тяжбу сам правитель страны. В качестве свидетеля обе стороны представили лавочника-сеттияра из своей деревни.

Сеттияр же, поразмыслив, решил, что ему в равной степени невыгодно свидетельствовать как в пользу старосты, так и в пользу полигара — при любом исходе дела обиженная сторона уж кому-кому, а ему сумеет отомстить.

И на суде хитрец заявил:

— О, государь! Мне очень трудно ответить, чья это лошадь, ведь, если посмотреть на неё спереди, она вроде бы принадлежит старосте, если же сзади — то полигару.

Властитель догадался, что владелец лошади — староста. Морда-то её ничуть не изменилась, а вот хвост, видно было, недавно отстригли. По достоинству оценив ум и хитрость сеттияра, государь наказал жадного полигара, а лошадь возвратил владельцу.

Нравится 

Торговец Мима и жулик Бяньба

Не было в городе такого человека, который не знал бы торговца Мима. Это был честный человек, всегда готовый услужить людям. Бедняков он не раз выручал из беды, и жители всегда добром платили Мима. Кто товар поможет ему перевезти на своём осле, кто воды принесёт домой, кто чайсуму (тибетский чай) для него приготовит.

И только мелкий воришка Бяньба ненавидел Мима, потому что был Бяньба как две капли воды похож на него. И ростом, и походкой, и лицом. Только Мима все в городе любили и уважали, а жулика разве могли уважать добрые люди? И решил Бяньба отомстить своему двойнику.

Как-то раз собрался Мима в соседний город шёлковые ткани продавать. Заметил его Бяньба, быстро переоделся в халат — точь-в-точь как у торговца — и пошёл следом за ним. А когда показались дома соседнего городка, Бяньба подбежал сзади к Мима и сорвал с его плеча корзину с рулонами шёлка.

— Держите его, люди, держите! — изо всех сил закричал Мима.

А Бяньба и не думал убегать. Собралась толпа. Окружили их люди, смотрят и ничего не могут понять. Один говорит:

— Это моя корзина. Он хотел отнять её у меня! Я торговец Мима!

Другой говорит:

— Не верьте ему, это он сорвал с моего плеча корзину!

Вышел тут из толпы старик и говорит:

— Не знаем мы вас. Вы похожи как две капли воды в нашей реке. И роста одного, и голоса одинаковые, и халаты не отличить друг от друга. Есть у нас судья, пусть он решит, кто из вас прав, а кто виноват.

И повели их к судье.

Внимательно выслушал старый судья Мима и Бяньба и так сказал:

— Положите один рулон шёлка на стол. И когда я взмахну этим жезлом, вы оба разом его хватайте. Кто захватит больше, тот и есть настоящий Мима.

Сказал и взмахнул своим жезлом.

Бросился Бяньба на шёлк, крепко схватил его и так потянул, что даже материя затрещала. А Мима лишь осторожно руку положил на шёлк — боялся порвать красивую материю!

— Теперь я вижу, кто из вас настоящий Мима. Шёлк никогда не был твоим, — обратился судья к Бяньба, — ты не пожалел материю и порвал её. Значит, ты никогда и не звался Мима. А ты, почтенный торговец Мима, пожалел свой товар, не стал его рвать. Забирай корзину и иди с миром, торгуй в нашем городе.

Позвал судья стражу и велел посадить Бяньба в сырой подвал.

Нравится 

Хан — Тридцать Смертей

Жил в одной деревне человек. Был он большой хитрец и ловкач. И хотя ни читать, ни писать он не умел, но легко обводил вокруг пальца даже самых известных грамотеев и умников. А за работу он дал себе зарок никогда не браться. Хитростями и разными проделками добывал он себе кое-какое пропитание и большего не желал.

Однажды сел он есть. А поднос с едой облепила целая туча мух. Схватил он ветку, принялся их бить и бил до тех пор, пока не устал. Тогда он позвал жену и велел ей сосчитать дохлых мух. Жена насчитала тридцать штук.

— Хорошо, — произнес муж, — с нынешнего дня зови меня Хан — Тридцать Смертей.

Мало-помалу и жена и соседи привыкли звать его этим именем.

Случился как-то в их местах неурожай. Хан — Тридцать Смертей оставил свой дом и вместе с женой перебрался в другую деревню. Однажды призвал его к себе раджа и спросил:

— Чем ты занимаешься?

— Я делаю то, что не удается другим, — ответил хитрец.

— На эту деревню каждую ночь нападает лев, — сказал раджа. — Убей его и доставь мне. Убьёшь льва — получишь в награду сто рупий, не убьешь — наутро тебя повесят.

Хан — Тридцать Смертей вернулся домой, сел, понурив голову, и стал раздумывать, как ему выпутаться из беды. «Я за всю свою жизнь льва и не видел ни разу. Где уж мне убить его! Скорее он сам меня съест. А не убью льва — утром раджа повесит меня».

При мысли об этом из глаз у него полились слёзы. Жена принялась его утешать:

— Стоит ли об этом плакать? Вот стемнеет, и мы убежим отсюда куда-нибудь подальше.

Хану — Тридцать Смертей понравился совет жены. И они стали готовиться к ночному побегу. День прошёл. Наступила темнота. Все в деревне заснули.

— У нас набралось слишком много вещей, — сказала жена, — нам не унести всего. Сходи за деревню, там пасутся ослы горшечника. Приведи одного осла, мы нагрузим на него нашу поклажу и отправимся.

Хан — Тридцать Смертей вышел за деревню и наткнулся на того самого льва, который по ночам нападал на людей и утаскивал их. Хан — Тридцать Смертей никогда прежде не видел льва, к тому же и ночь была совсем тёмная. Он принял льва за осла, схватил его за уши, притащил домой и привязал к дереву. А жене он велел взваливать пожитки на осла.

Жена вытащила вещи из дома и вернулась, чтобы принести светильник. Выйдя со светильником, она увидела, что у дверей привязан не осёл, а лев.

— Лев! Лев! — закричала она в ужасе.

Хан — Тридцать Смертей со страху чуть не упал без памяти. Кинулись они в дом, заперли изнутри все двери, забились в угол и просидели так до утра.

Утром, едва рассвело, соседи увидели, что перед домом Хана — Тридцать Смертей привязан лев! Они побежали к радже и доложили, что Хан — Тридцать Смертей ночью поймал льва живым и привязал его возле своего дома. Раджа удивился и пожелал увидеть это чудо собственными глазами. Он велел позвать к себе Хана — Тридцать Смертей, но тот из-за запертых дверей ответил:

— Дайте мне поспать! Я всю ночь гонялся за львом и устал. Те сто рупий, что полагаются мне в награду, пусть просунут в дверную щель, а льва убьют и доставят во дворец.

Как ни звал раджа Хана — Тридцать Смертей, тот так и не вышел из дома. Да ещё пригрозил, что, если ему сейчас же не выдадут обещанную награду, он приведёт льва во дворец и выпустит там на свободу: пусть лев всех во дворце съест! Раджа испугался и велел тотчас просунуть в дверную щель Хану — Тридцать Смертей сто рупий. Привязанного льва кое-как убили.

А как только раджа уехал, Хан — Тридцать Смертей вышел из дома и начал перед всем народом хвастаться своею храбростью.

 

Нравится 

Тенали Раман и садовые сторожа

Сын Тенали Рамана частенько прокрадывался в дворцовый сад и рвал розы для своей матери. Рано или поздно всякий вор попадается. Попался и сын Рамана. Сторожа позвали отца и сказали ему:

— Твой сын украл розы и завязал их в край набедренной повязки. Мы поймали его на месте преступления. После допроса император накажет его со всей подобающей строгостью.

Тенали Раман нарочито громким голосом, так чтобы его слышал сын, ответил:

— Мой сын — честный мальчик. Он ни за что не станет воровать розы. В худшем случае он сорвал несколько цветов жасмина для матери, которая кладёт их в лекарственную настойку.

Сметливый мальчуган незаметно отбросил розы, сорвал несколько цветов жасмина и завязал их в край набедренной повязки.

Так он избежал обвинения в воровстве.

Нравится 

Тенали Раман и алчный ростовщик

Жил в Виджаянагаре ростовщик Ираданчанд. С бедняков, которые обращались к нему за ссудой, он брал по пятидесяти процентов со ста. А если кто-нибудь возмущался, говорил, что это несправедливо, ростовщик отделывался шуткой: «Приносят же приплод ваши коровы и овцы. Так и мои деньги должны приносить приплод».

По наущению Тенали Рамана, его друг мирасдар (землевладелец) Джоккая пошёл к жадному ростовщику и занял у него на десять дней двенадцать медных кувшинов. По истечении десяти дней Джоккая вернул кувшины, приложив к ним двенадцать поменьше.

— Твои кувшины дали приплод, — сказал он ростовщику.

Думая, что он не в своём уме, Ираданчанд проговорил, усмехаясь:

— Да, да, я совсем забыл, что эти кувшины были на сносях. Как приятно иметь дело с честным человеком.

Через несколько дней мирасдар снова явился к ростовщику и попросил у него взаймы кувшины. На этот раз Ираданчанд дал ему двенадцать больших золотых кувшинов и двенадцать серебряных.

— Они тоже на сносях, поэтому возврати их с приплодом, — предупредил ростовщик.

Однако мирасдар по совету Тенали Рамана через некоторое время сказал ростовщику:

— Айя! Твои кувшины умерли во время родов.

Разъярённый Ираданчанд потащил его к императору и попросил его величество рассудить это дело. Туда же пришёл и Тенали Раман.

— О государь, — сказал он, — ростовщик любит говорить, что деньги должны приносить приплод. Он поверил, что кувшины принесли приплод. Почему бы ему не поверить, что золотые и серебряные кувшины умерли во время родов?

Выслушав обе стороны, император отклонил иск ростовщика и ни с чем отослал его домой.

Нравится 

Чьё дерево манго!

Пришёл к Бирбалу крестьянин по имени Кешав и пожаловался:

— Господин визирь! Я посадил манговое дерево, поливал его много лет. И вот, божьей милостью, в этом году дерево уродило. Увидал плоды мой сосед Пемла, пожадничал и затеял ссору со мной — говорит, будто это его дерево. Можно ли надеяться, ваша милость, что вы рассудите нас по справедливости и накажете соседа за жадность?

С большим вниманием слушал крестьянина Бирбал, затем отпустил и приказал опять прийти завтра. Тут же Бирбал велел позвать крестьянина Пемлу.

— Пемла! Чьё это манговое дерево на полянке? Оно в этом году первый раз зацвело и принесло плоды.

— Ваша милость! Это дерево — моё. Семь лет подряд я его поливал, выхаживал, а когда нынче появились плоды, то староста Кешав позарился — моё, говорит, дерево. Вы для нас как отец родной, решите дело по правде.

— Так. Теперь скажи, кто сторожит дерево?

— Защитник бедных! Мы оба вместе наняли сторожа, он и сторожит, да и сами мы всё время ходим туда, поглядываем.

Бирбал отпустил Пемлу и призвал к себе сторожа.

— Кто нанял тебя сторожить манговое дерево?

— Защитник бедных! Я только два месяца сторожу. Наняли меня двое — Кешав и Пемла, а кто из них хозяин, я не знаю.

Бирбал продержал весь день сторожа у себя, а вечером сказал ему:

— Ступай сейчас к Кешаву, а потом к Пемле и каждому скажи так: «К твоему манговому дереву пришли грабители, хотят обобрать все плоды, иди спасай дерево». Но, — добавил Бирбал строго, — гляди! Ни слова лишнего не вымолви. Скажешь, что велено, и тотчас иди домой. Для проверки я пошлю с тобой двух человек.

У сторожа от сердца отлегло, от радости он ног под собой не чуял. Беднягу весь день трясло от страха — кто знает, что с ним визирь сделает?

Бирбал приставил к сторожу двух солдат и наказал им тайком приметить, что он скажет Кешаву и Пемле, что те ответят, что станут делать, а потом прийти и про всё ему, Бирбалу, рассказать.

Сперва все трое пошли к Кешаву, но не застали его дома. Тогда сторож позвал его жену и сказал:

— Когда Кешав придёт, скажи ему: «К манговому дереву пришли разбойники, хотят обобрать плоды, иди спасай дерево».

— Ладно, — ответила жена Кешава, — как он придёт, сразу же скажу, что вы велели.

Один солдат спрятался возле дома Кешава.

Сторож пошёл к Пемле, но его дома не было, и сторож повторил те же слова его жене, а потом ушёл домой.

Другой солдат незаметно пролез в какой-то закуток и стал ждать Пемлу.

Вскорости Кешав воротился домой, и жена повторила ему наказ сторожа.

— Пропади оно пропадом, это дерево, — сердито отозвался Кешав. — Что мне до него? Моё оно, что ли? Я нарочно завёл эту свару, хотел позлить Пемлу, выгорит — хорошо, а не выгорит — ну и ладно! Охота была ночью, в потёмках, бежать и ввязываться в драку из-за дерева.

Солдат ни слова не пропустил из речей старосты и поспешил к Бирбалу, чтобы поведать обо всём, что услышал. Пока он был в пути, воротился домой Пемла. Только ступил ногой на порог, как жена пересказала ему слова сторожа. Пемла схватил оружие и — за дверь. Жена хотела подать ужин, но он и слушать не стал.

— Я тут буду рассиживаться, а там разграбят моё добро — ведь семь лет трудился, дерево выхаживал, — сказал он жене. — Нет, побегу скорей, поесть успею, когда справлюсь и приду домой. А коли пропадёт мое манго, то и кусок в горло не полезет.

Побежал Пемла к дереву и не вспомнил, что на дворе ночь, ни зги не видно.

И другой солдат вышел из потайного места и заспешил к Бирбалу. Оба солдата рассказали визирю подробно про всё, что видели и слышали.

Назавтра пришли оба крестьянина к Бирбалу.

— Братцы, расследовал я ваше дело и узнал, что оба вы — хозяева того дерева, и потому решение моё таково: соберите с него плоды, разделите поровну меж собой, а потом дерево срубите и дрова тоже разделите на двоих — пополам. Ступайте исполняйте, что сказано.

Обрадовался Кешав такому приговору, а Пемла даже в лице переменился.

— Ох, ваша милость! — сказал он с обидой в голосе. — Да разве можно так делать! Ведь плоды манго ещё маленькие, совсем неспелые, что пользы их срывать? И зачем вы хотите убить дерево? Уж раз такая ваша воля — отдайте его хоть Кешаву, только не губите манго понапрасну…

Больше Пемла не мог ни слова вымолвить, комок подкатил к горлу.

Тут визирь сделал знак солдатам — дать плетей Кешаву. Староста струсил и взмолился:

— Господин советник! Не бейте меня, винюсь — дерево не моё, а Пемлы.

Так Кешав сам признался в обмане. А Бирбалу только того и надо было. Он вынес решение, что дерево — Пемлы, Кешаву же велел дать наказание по заслугам.

Нравится 

Сер мяса

Жил-был в Дели старый купец по имени Диндаял. Он вёл большие дела, и добрая слава о нём дошла и до дальних краёв.

Однажды понадобилось ему оплатить сразу несколько векселей, а наличных денег было мало — не хватало пяти лакхов рупий. Диндаял ждал денег через три-четыре дня, но платить-то надо было срочно! «Ничего не поделаешь — придётся занимать», — подумал купец. Он велел приказчику проверить расчёты с заимодавцами, которым надо было платить, и вышел из дома.

В то время в городе один-единственный ростовщик мог дать в долг сразу так много денег — пять лакхов рупий. У него-то Диндаял и решил занять.

Ростовщик был злой, подлый и жестокий человек, но другого выхода не было, и купцу волей-неволей пришлось постучаться в его дверь. Диндаял попросил в долг пять лакхов на двенадцать дней: он не сомневался, что за этот срок сможет расплатиться с ростовщиком. Диндаял заранее решил согласиться на любые проценты, что запросит марварец.

Кешавдас — так звали ростовщика — с давних пор завидовал Диндаялу, своему сопернику в торговле, и мечтал сжить его со свету. Диндаял вёл своё дело на широкую ногу и так умело, что ни один купец не мог за ним угнаться. Детей у него не было, и марварец по злобе своей надеялся, что, если ему удастся при подходящем случае погубить Диндаяла, его собственная торговля станет успешней и прибыльней. И вот такой случай представился.

— Почтенный, — сказал Кешавдас Диндаялу, — ты сегодня впервые пришёл ко мне взять в долг, да ещё на такой малый срок, и не пристало мне брать у тебя проценты. Однако придётся тебе принять одно условие: если не отдашь мне деньги через неделю, я своими руками вырежу сер мяса из любой части твоего тела.

Диндаял и так назначил малый срок, а марварец его ещё уменьшил. Но делать было нечего — купец подписал договор с ростовщиком и взял деньги. Вернулся домой и тотчас выкупил векселя у заимодавцев. Так доброе имя купца, по милости Божьей, не пострадало.

Тут случилось одно неотложное дело, и Диндаялу пришлось уехать в другой город. Вернувшись, он вспомнил, что пора отдавать долг ростовщику, а денег всё ещё не было. Набрал купец в долг у разных людей пять лакхов и ещё сколько-то на проценты и понёс Кешавдасу.

Но марварец жаждал его крови. Срок ссуды уже истёк, и ростовщик наотрез отказывался взять деньги, а требовал, по уговору, сер мяса из тела Диндаяла. Купец в поездке приболел, а от горя такого и совсем расхворался, поэтому дело на несколько дней было отложено.

Ростовщик сообразил, что не так-то легко ему будет добиться своего, и подал в суд жалобу на Диндаяла. Диндаяла вызвали в суд. Пришлось ему — больному — сесть в паланкин и явиться к судье.

Начался разбор дела. Судья спросил у Диндаяла:

— Правда ли, что ты, как сказано в договоре, взял в долг у этого марварца пять лакхов рупий сроком на одну неделю? Здесь ещё написано: «Если деньги не будут выплачены в указанный срок, должник обязуется позволить марварцу вырезать сер мяса из любой части своего тела».

Именитый купец не стал кривить душой.

— Судья-сахиб! В договоре всё написано правильно. В ту пору мы с марварцем заключили такое соглашение, но теперь я готов выплатить весь долг и проценты на него. Я уж и через слугу посылал ему деньги, но он отказался их взять, требует лишь сер моего мяса. О господин, прошу вас, рассудите нас по справедливости.

Услышав, что Диндаял и впрямь заключил такое соглашение с ростовщиком, судья ответил:

— Не в моих силах рассудить это дело, — решение его уже имеется в вашем договоре. Придётся дать приказ, чтобы марварец тотчас вырезал сер мяса из любой части твоего тела.

Диндаял и так был еле живой, а от слов судьи едва не потерял сознание. Страх мучил его, и он старался найти причину, чтобы оттянуть страшную развязку. Наконец он стал молить судью:

— О господин! Я передам это дело на суд шахиншаха. Сделайте милость, обождите с приказом, пока не придёт его решение.

Судье пришлось согласиться. Он велел ростовщику прийти через месяц.

На другой день Диндаял с утра пораньше явился во дворец. Он низко поклонился падишаху и, пригорюнившись, уселся в уголке. Акбар занимался делами своего войска, а когда закончил, взглянул на Диндаяла и заметил, что тот не в себе. Спросил, что за печаль у него, и купец подробно рассказал про тяжбу с ростовщиком. Случай был в самом деле неслыханный, падишах только диву дался, узнав про такое.

Акбар хорошо знал Диндаяла. Купец не раз выручал падишаха: ссужал большими деньгами, когда случалась нужда. Памятуя об этом, Акбар посочувствовал горю купца и взял на себя заботу о нём. Он отправил Диндаяла домой, а сам пошёл в зал совета.

Бирбал встал, чтобы приветствовать падишаха, а тот сел возле своего главного советника, и потекла дружеская беседа. Падишах пересказал Бирбалу дело Диндаяла со всеми подробностями и закончил следующими словами:

— Бирбал! Вынеси такое решение, чтобы и жизнь Диндаяла спасти, и справедливость соблюсти. Бедняга в отчаянии, и меня это сильно тревожит.

— Владыка мира! Для тревоги нет никакой причины, Я всё исполню как должно.

Падишах вернулся в дарбар, а Бирбал призадумался: как вызволить из беды Диндаяла. Вдруг лицо его просияло, и он спокойно вернулся к своим каждодневным трудам.

А марварец Кешавдас потерял покой, он только и думал о Диндаяле. Переждав пять-шесть дней, ростовщик принёс прошение в суд падишаха: «Прошу суд приказать Диндаялу, чтобы он, как договорено, отдал мне сер своего мяса».

Судьёй падишах назначил Бирбала. Принимая поручение, тот сказал:

— Владыка мира! Я постараюсь разобраться этом деле как можно скорее.

Усадив марварца, Бирбал послал чиновника за Диндаялом. Когда купец пришёл, Бирбал велел ему встать напротив ростовщика и спросил:

— Согласен ли ты получить свои деньги от должника? Кешавдас наотрез отказался.

— Я признаю, что решение судьи совпадает с вашим уговором, — объявил Бирбал. — А посему приказываю: пусть марварец своими руками вырежет из тела купца кусок мяса весом в один сер. Но предупреждаю! Если мясо завесит хоть чуть-чуть больше или меньше, марварец и вся его семья будут преданы смертной казни, а имущество: дом, хозяйство, деньги — заберёт казна.

Услышав такое решение, ростовщик задрожал и ни слова не мог вымолвить. Видит Бирбал, что он молчит, и стал требовать от него ответа. Наконец ростовщик собрался с духом и заговорил:

— Господин советник! Мне не так уж хочется вырезать у него мясо. Я согласен получить свои пять лакхов рупий и покончить с тяжбой. Даже проценты прощаю.

— Нет уж, — возразил Бирбал, — придётся тебе взять кусок мяса, раз ты уже отказался получить с купца деньги. Если не возьмёшь мяса, придётся тебе выплатить семь лакхов рупий — штраф за нарушение указа падишаха. Сперва хорошенько поразмысли, а потом отвечай: какое решение ты принимаешь?

— Господин советник! Мне совсем ничего не надо, — промолвил ростовщик, опустив голову.

— Если ты теперь совсем ничего брать не хочешь, то, во-первых, придётся тебе заплатить семь лакхов штрафа, а во-вторых, за злой умысел против Диндаяла ты будешь посажен в темницу на четыре года.

Марварец чуть не потерял сознание. Чиновники, по приказу Бирбала, тотчас схватили его и отвели в тюрьму. Штраф — семь лакхов рупий — взыскали с его семьи.

Падишах был очень рад, узнав про справедливое решение Бирбала, и на все лады хвалил своего мудрого главного советника.

Диндаял — добрая душа — поспешил отослать свой долг ростовщику домой. Падишах выдал купцу награду, чтобы поддержать славу его торгового дома, а деньги, взысканные с марварца, достались Бирбалу.

Нравится 

Сант Кирпал Сингх и его повар

Когда Сант Кирпал Сингх служил в войсках, его послали на фронт. К нему был приставлен ординарец — готовить пищу.

Мастер предупредил его:

— Когда ты не на кухне, ты можешь встречаться с кем угодно и можешь разговаривать или делать всё, что хочешь. Но когда ты готовишь еду для меня, не позволяй никому входить на кухню. Лишь ты один должен находиться там.

Этот ординарец не был посвящённым, и Мастер велел ему:

— Пока ты готовишь еду, всё время повторяй святые молитвы твоей религии, как Симран.

Ординарец следовал этим указаниям, и всё шло хорошо.

Но однажды во время приготовления пищи его лучший друг зашёл на кухню, и он не смог остановить его. После разговора он ушёл.

Пища была подана Мастеру, и этой ночью его медитации были беспокойными.

Утром Мастер позвал ординарца и спросил его:

— Скажи мне честно, кто заходил к тебе на кухню, когда ты готовил пищу?

Сначала ординарец отрицал это, но Мастер сказал:

— Не лги, скажи мне правду, я не буду наказывать тебя.

И тогда ординарец признался:

— Вы правы, кое-кто приходил на кухню, к тому же мы о чём-то разговаривали, и я не смог держать свой Симран.

Нравится 

Смертный против бога смерти

Жил в стране Чола (государство на юге Индии, которым правила династия Чола) на берегу реки Кавери некий человек. С самого детства любил он азартные игры, и в родной деревне его прозвали игроком. Был он чрезвычайно смел, дерзок и находчив на язык и в плутовстве не имел себе равных. Целые дни играл он в кости и ничем другим не хотел заниматься. Каждое утро, после омовения и завтрака, хватал он игральную доску и косточки, выходил на улицу, набрасывался на первого же встречного и чуть не силком заставлял его играть с собой. В игре он не брезгал никакими хитростями, кидал косточки за двоих, и, подчистую обобрав своего противника, прогонял его без всякой жалости. Поэтому, едва завидев игрока, все жители деревни бросались врассыпную.

— Опять этот проклятый Сакуни (герой древнеиндийской эпической поэмы «Махабхарата», противник Юдхиштхиры в игре в кости), — ворчали они, с треском захлопывая калитки. И так было везде: и на улице, где жили золотых дел мастера, и на улице, где жили кузнецы. Дело кончилось тем, что игроку стало не с кем играть, а значит, и не на что кормить семью.

Однажды с игральной доской под мышкой обошёл он всю деревню, но так и не нашёл никого, с кем можно было бы сыграть. «Как же мне заработать хоть немного денег? — задумался он. — А не сыграть ли со служителем храма Перумаля (имя бога Вишну)?»

Увидев, что он приближается к воротам, служитель задрожал мелкой дрожью, воскликнул: «О, Говинда (одно из имён бога Вишну)!» — и спрятался за большим изваянием Перумаля, во внутреннем святилище.

Торопливо войдя во двор, игрок закричал:

— Гуру-свами (гуру — духовный наставник; свами — бог, также обращение к духовному лицу), гуру-свами, я пришёл помолиться. Где же вы?

Он обыскал весь двор, но так и не нашёл служителя. Тогда он заглянул во внутреннее святилище и увидел изваяние Перумаля.

— Ага! Сегодня мне попался сам бог, — криво усмехнулся игрок. — Ну что ж, сыграю-ка я с ним.

Он разложил перед изваянием игральную доску и продолжал: — О Перумаль! Твой долг — бережно хранить всё живущее. Каждому из людей ты дал какое-нибудь занятие, которое помогает ему прокормиться. Моё же занятие — азартная игра. Сегодня ты не послал мне ни одного противника. Решил, верно, испытать меня. Но ведь и ты тоже азартный игрок, играешь нашим миром, как тебе вздумается. Твои почитатели называют тебя Дарующим золото, поэтому я сыграю с тобой на золото. Ставка — один золотой. Если я проиграю — заплачу тебе золотой. Проиграешь ты — дашь мне золотой. По рукам?

Видя, что изваяние безмолвствует, он добавил:

— Молчание — знак согласия. Итак, начинаем. Можешь оставаться в своём святилище. Я сам буду бросать за тебя кости и передвигать шашки. А ты наблюдай за игрой. Только смотри не спи!

Игрок помолился богу Ганеше (бог мудрости), устранителю препятствий, выкинул кости за себя, потом за Перумаля и воскликнул:

— Я выиграл. У меня двенадцать!.. Почему же ты молчишь, Перумаль? Хочешь от меня отделаться? Честно ли это? Или тебя зря называют Воплощением справедливости? Но я человек решительный, в обиду себя не дам. Сейчас я перечислю по одной все твои десять аватар (земные воплощения бога Вишну), а ты тем временем расплатись со мной честь по чести. И знай, что я от своего не отступлюсь!

Неожиданно Перумаль разверз уста и заговорил:

— Пойми же, игрок. Меня только называют Дарующим золото, но у меня нет ни одной золотой монеты. Все деньги, которые приносят верующие, забирают себе служители храма. И не только деньги, но даже и половинки кокосовых орехов. У самого же меня нет ни одного медяка. Как же я могу заплатить тебе свой долг?

— Ты мне голову не морочь, — проворчал игрок, — не на такого напал. Или отдай золотой, или я заберу богиню, которая стоит у тебя в ногах. Она сделана из чистого золота и стоит, конечно, дороже, чем один золотой. Я возьму её в залог, переплавлю на монеты и заберу то, что мне причитается.

Он сгрёб статуэтку Амман (одно из имён жены бога Вишну) и направился к выходу.

Служитель, который прятался за изваянием, пришёл в великое смятение. «Этот святотатец, не боясь божьего гнева, уносит Амман, — подумал он. — Если я попробую его остановить, он, чего доброго, обломает мне бока. Нет, пусть уж лучше Перумаль заботится о своей Амман».

Дерзкая выходка игрока позабавила бога.

— Да ты, вижу я, не уступишь самому Раване (предводитель демонов)! — воскликнул он. — Будь немного поблагоразумнее и оставь Амман на месте. Завтра до рассвета я расплачусь с тобой.

— Что я слышу? — возмутился игрок. — Сам бог просит отсрочки! Но почему я должен тебе верить? Что если завтра ты спрячешься со своей Амман в Молочном океане (мифический океан, откуда боги добыли напиток жизни — амриту)? Где тогда тебя искать? Я знаю, ты верный слуга женщин, поэтому поклянись именами своих жён — Сидеви и Мудеви, что не обманешь меня!

После того как Перумаль принёс клятву, игрок сказал:

— Ну, вот и сговорились. Верно сказано: «От ударов и стиральный камень (в Индии стирают бельё, ударяя им о камни) сдвинется». Завтра утром ты дашь мне один золотой или что-нибудь равноценное.

Он поставил статуэтку на место и ушёл. А служитель, изумлённый всем, что видел, побрёл к своей жене.

В ту ночь в храм прилетели семь божественных дев: Рамбха, Урваши, Менака, Тилоттама и другие. Они сплясали перед богом свой танец, и Перумаль отпустил их в небесную обитель — всех, кроме Рамбхи, которой велел задержаться.

Поутру в храм пришёл игрок.

— Где же твой золотой? — спросил он бога. — Я жду.

— Я уже тебе говорил, что у меня нет золота, — ответил Перумаль. — Я хочу подарить тебе более ценное сокровище, — он указал на небесную деву. — Это Рамбха. Её красота стоит дороже золота. Возьми её себе.

— Ты двоеженец, Перумаль, и хочешь, чтобы я тоже стал двоеженцем, — не преминул съязвить игрок. — Ты знаешь, что у меня дома есть уже богиня несчастья — Мудеви — и решил послать мне богиню счастья — Сидеви. Хорошо, так и быть, принимаю её. Только одно условие. Хоть Рамбха и небесная дева, вести себя со мной она должна смиренно и почтительно, как земная женщина. Должна слушаться старшую жену, которая вот уже столько лет готовит мне рис. А нрав у неё, прямо сказать, тяжёлый. Разгневается — сущая Дурга (грозная богиня, жена бога Шивы). Под горячую руку и поколотить может. Если такое случится, младшая жена не должна возвращаться на небо. И так как она дана мне в уплату долга, пусть зарабатывает деньги на пропитание не только себе, но и мне. Так ей и вели!

«Вот наглец!» — рассердился Перумаль, но не стал спорить с игроком, только сказал Рамбхе:

— Ты будешь женой этого человека. Выполняй всё, что он тебе скажет.

Божественная дева упала игроку в ноги.

— Мой владыка! — молвила она. — Парандамар (одно из имён бога Вишну) повелел, чтобы я служила вам, как рабыня. Пойдёмте же в наше обиталище!

— Пошли, дорогая, — ласково сказал ей игрок, и они вдвоём отправились домой.

По пути им встретилась старшая жена игрока.

— Перумаль послал мне в дар божественную Рамбху, — объявил ей игрок. — Она будет жить у нас.

Старшая жена приветливо пригласила младшую войти в их лачугу. Другой такой убогой хижины не было во всей деревне. Пальмовая крыша давно прохудилась. Глиняные стены осыпались, и в них ютилось великое множество клопов. В одном углу валялись грязные одежды, в другом — перепачканные углём вещи. Хорошенькое жильё для прекрасной Рамбхи, восхищающей сердца ценителей искусства во всём мире! Однако небесная дева не огорчилась. Силой своего волшебства она превратила хижину в роскошный дворец. Все комнаты в нём засверкали чудесными узорами. А вокруг дома раскинулся дивный пальмовый сад с красивой оградой.

Старшую жену Рамбха одарила дорогими украшениями и богатыми одеждами.

— Акка (почтительное обращение к старшей по возрасту женщине)! Ты — старшая, я — младшая, — сказала она. — Давай же вместе служить нашему любезному супругу.

— Ты щедро одарила нас, дорогая. Спасибо тебе, — ответила первая жена. — Но уговор такой: я буду служить мужу, а ты будешь служить мне!

Шесть дней игрок жил как в раю. На седьмой пришёл черёд Рамбхи танцевать перед богом Индрой (бог неба, громовержец) и его божественной свитой, и она попросила у своего мужа разрешения слетать на небо.

— У нас на земле не принято отпускать жену одну ночью, даже для того, чтобы она танцевала перед самим богом Индрой, — возразил ей игрок. — Я дам своё согласие, только если ты возьмёшь меня с собой.

Пришлось Рамбхе забрать с собой мужа. Она превратила его в цветочную плетеницу, повесила плетеницу на шею, а когда поднялась на небо, вернула игроку его облик и стала танцевать перед богом Индрой и его свитой. В тот день, обрадованная, что за ней наблюдает муж, Рамбха танцевала так замечательно, что боги и святые отшельники пришли в несказанный восторг и снова и снова просили её повторить танец. В конце концов Рамбха так устала, что упала без чувств. Встревоженные боги кинулись к ней всей толпой. Один опрыскивал её розовой водой. Другой обмахивал опахалом, сделанным из хвоста яка. Третий принёс какое-то лакомство. Игрок был очень доволен, глядя, как заботливо ухаживают боги за его женой. Когда Рамбха очнулась, она снова превратила мужа в плетеницу, повесила плетеницу на шею, опустилась на землю и вернула мужу его облик.

— Иди домой, дорогая, — велел ей игрок, — и поухаживай за старшей женой. А я совершу омовение в Кавери и тоже вернусь домой.

Было как раз время половодья. Кавери широко разлилась, и в её водах купались боги и святые отшельники — те самые, что чествовали Рамбху. «Почему они не приветствуют меня с должным почтением? — разгневался игрок. — Ведь я муж Рамбхи. Может быть, они меня не заметили?» И он величественным шагом прошествовал перед богами и отшельниками, но они так и не обратили на него никакого внимания. Игрок пришёл в полную ярость. «Эти боги вчера угождали моей жене, которая пела и плясала перед ними, — думал он. — Но ко мне, её мужу, относятся с пренебрежением, потому что я простой смертный. Ну, ничего, сейчас я им задам!» Он нарвал пучок розог, накинулся на богов и святых и принялся их стегать.

От неожиданности боги опешили. Однако они подумали, что это особый обряд в их честь. Так на празднике в честь бога Шивы верующие стегают его черенками пальмовых листьев.

— Что это за странный обряд? — жалобно спросили они у игрока.

— Сегодня у нас праздник розог, — ответил он им. — Вчера вы все суетились вокруг моей жены Рамбхи. Почему же вы относитесь с пренебрежением ко мне, её мужу? Подобает ли вам такая надменность?

Он так отхлестал богов и отшельников, что те, громко рыдая от боли, вознеслись на небо и пожаловались самому богу Индре.

— У Рамбхи есть на земле муж-буян? — удивился Индра. — Позвать её ко мне.

Когда игрок вернулся домой, Рамбха приветствовала его, рассыпав у него под ногами цветы.

Внезапно игрок залился громким смехом.

— О, мой супруг! Чему вы изволите смеяться? — в недоумении спросила его Рамбха.

Игрок захохотал пуще прежнего.

— Объясните же своей рабыне, почему вы смеётесь, — снова попросила его небесная дева. — Я тоже хочу принять участие в вашем веселье.

Игрок рассказал ей обо всём происшедшем.

— Ну, и задал же я этим чванливцам! — смеялся он. — Не могу без смеха вспомнить, как они удирали!

Рамбха сильно встревожилась.

— Как вы осмелились поднять руку на богов? — сказала она, дрожа. — Если они пожалуются богу Индре, вам не миновать суровой кары!

— Любимая моя! Прекраснейшая из всех небесных дев! Сейчас же лети к богу Индре и вымоли мне прощение, — сказал ей игрок.

Едва Рамбха появилась в раю, Индра, разгневанный, вскочил с трона:

— Рамбха! Ты принадлежишь к миру бессмертных, но полюбила смертного человека. И не только его полюбила, но и стала его женой. Это ты подучила его отстегать розгами богов? Я прокляну тебя!

Но все боги дружно встали на защиту небесной танцовщицы:

— О, Индра! Рамбха тут ни при чём. Виноват её муж — грубый дурной человек. Его-то и надо покарать со всей строгостью!

— О, повелитель вселенной, — сказала Рамбха, — я стала супругой этого человека по велению самого Перумаля. И мой муж не виноват — он защищал своё и моё достоинство. Если уж вы решили кого-нибудь наказать, накажите меня.

— Ты защищаешь этого смертного, Рамбха? Тогда я наложу проклятие на тебя. Одиннадцатиярусная надвратная башня бенаресского храма Висванатхи (имя бога Шивы) рассыплется и превратится в прах, который разнесёт ветер. До тех пор, пока эта башня не вознесётся снова к небу всеми своими одиннадцатью ярусами, скитаться тебе по земле злым духом.

Рамбха спокойно приняла это проклятие, лишь попросила Индру:

— Разрешите мне остаться в своём обличье, пока я не повидаю мужа и не расскажу ему обо всём.

— Да будет так! — согласился Индра. Заливаясь горючими слезами, Рамбха спустилась на берег Кавери и увидела там игрока.

— Любимый! По вашей вине я обречена стать злым духом, — сказала она. — Не буду вас упрекать, так, видно, предопределено было судьбой. Я вселюсь в дочь бенаресского раджи. Чтобы изгнать меня из её тела, соберутся заклинатели со всего света. Но никому, кроме вас, не удастся это. Повидайте бенаресского раджу и придумайте способ освободить меня от тяготеющего надо мной проклятия. Тогда я снова возвращусь в ваш дом.

При этих словах Рамбха обратилась в злого духа, полетела в Бенарес и вселилась в дочь раджи, которая в это время играла в мяч. В припадке безумия царевна порвала на себе все одежды. Подруги её в страхе кинулись к царю и сообщили ему, что его дочерью овладела бесовская сила. Царь поспешил на женскую половину дворца. Охваченная безумием царевна то хохотала, то вдруг приходила в исступление, то пела и плясала нагишом. Отца своего она не узнала. Когда на неё попытались надеть сброшенные одежды, она стала бить и кусать всех вокруг, С большим трудом удалось запереть её в комнате.

Сильно обеспокоенный, раджа призвал лекарей. Они сказали, что у царевны возрастной недуг. Однако, понаблюдав за ней внимательнее, они решили, что в неё вселился злой дух, которого не изгнать никакими лекарствами, и, бессильные чем-либо ей помочь, удалились. Жрецы и заклинатели уверяли царя, что прогонят злого духа, как собаку. Но царевна бушевала так яростно, что они испугались и сами убежали, точно побитые камнями собаки.

Царские глашатаи объявили под барабанный бой:

— Тому, кто изгонит нечистую силу из царевны, царь отдаст её в жены. И дарует полцарства.

Явился в царский дворец игрок.

— Я слышал, о царь, — сказал он, — что твоя дочь безумствует, рвёт на себе одежды. Покажи её мне. Я уведу вселившегося в неё злого духа к себе домой.

— Кто ты такой? — изумился царь. — Неужели ты и впрямь можешь спасти мою дочь? Неужели одолеешь бесовскую силу?

— Я хитрее любого беса. Злой дух, который вселился в твою дочь, — моя вторая жена. И я, как обещал, уведу её домой.

Царь в полной растерянности сказал своему главному советнику:

— На вид этот человек — грубый мужлан. Но он требует, чтобы я показал ему свою дочь. Сумеет ли он изгнать нечистую силу? Или только хочет поглазеть на мою дочь?

— Кто знает, какая змея прячется в какой норе, — ответил советник. — Может быть, он и вправду сумеет выполнить своё обещание.

— Ну что ж, попытаем счастья, — молвил царь и добавил, обращаясь к игроку: — Если ты изгонишь злого духа, отдам тебе дочь и полцарства. Не изгонишь злого духа — повелю отрубить тебе голову и бросить её на съедение стервятникам. А теперь, если ты не передумал, давай с тобой подпишем договор.

Подписав договор, игрок сказал:

— Махараджа! Прикажи отпереть дверь комнаты, где находится твоя дочь. Я должен посмотреть при светильниках, в самом ли деле в неё вселилась бесовская сила. Вели принести мне бетель, кадильные палочки и всё, что необходимо для жертвоприношения.

Игрока отвели в отдельный домик. На глазах у всех советников и заклинателей он посыпал себе лоб священной золой и забормотал:

— Кали! Кабали! Сули! О Вседоблестная дочь! Ахораруккири! Арахари! (всё — имена жены бога Шивы) Убирайся, бесовское отродье! О, вампир, изрыгающий кровь! О, демоница, блуждающая в сумерках! О брахмаракшаси (бесовка)! О малаяльская Бхагавати (имя жены бога Шивы)! Изыди, исторгнись! — Он сложил вместе ладони, поклонился во всех направлениях и повернулся к священному светильнику: — О, моя жена-бесовка!

Помоги мне, жена-чертовка! Отзовись, плутовка!

Внезапно пламя светильника заметалось, на него уселся дух Рамбхи.

— На вид он мужлан, а в своём деле большой искусник, — поразились придворные и заклинатели. — Видно, только он и может изгнать злого духа.

— То ли ещё будет! Сейчас вы все склонитесь передо мной! — закричал игрок, зачерпнул полную горсть золы, бросил её на присутствующих, затем взял ещё немного золы и добавил: — А теперь пойдём посмотрим, что делает царская дочь.

На многих придворных и заклинателей игрок нагнал такого страха, что они уже не боялись бесовской силы, считая, что страшнее всё равно ничего не будет, поэтому все последовали за ним.

Игрок подвёл их к подножью горы, куда успела взобраться выбежавшая из своей комнаты царевна, и крикнул:

— Довольно бесовской игры! Спустись с горы! Камень возьми — и спустись с горы!

С большим камнем на голове, содрогаясь всем телом, царевна спустилась с горы. Царь и все остальные в страхе попятились. Но игрок смело выступил вперёд.

— Напрасно людей не морочь! Оставь царскую дочь! Улетай прочь! — вскричал он и залепил царевне звонкую пощёчину.

Царевна зарыдала от боли и гнева и поспешно скрылась в пещере. Игрок пошёл вслед за ней. Немного погодя он вернулся и сказал царю:

— Махараджа! Для того чтобы твоя дочь окончательно пришла в себя, необходимо выполнить одно условие. Надеюсь, оно покажется тебе нетрудным. Надо разрушить в мелкую пыль одиннадцатиярусную надвратную башню бенаресского храма Висванатхи и заново её отстроить. Тогда заклятие потеряет свою силу, и твоя дочь выйдет из пещеры.

Царь созвал своих подданных, велел им разрушить одиннадцатиярусную башню храма Висванатхи в мелкую пыль и развеять эту пыль по ветру. Затем все его подданные — среди них зодчие, строители, кузнецы, ваятели, сипаи (солдаты наёмного войска), советники и даже женщины — денно и нощно трудились, чтобы восстановить башню в прежнем её виде. После того как работа была закончена, игрок велел отнести к подножью горы одежды, украшения царевны, её отделанный жемчугом паланкин и отправился туда вместе с царём и придворными.

Когда игрок поднялся в пещеру, Рамбха оставила тело царской дочери и, приняв свой собственный облик, отправилась домой. Царевна, придя в себя, устыдилась своей наготы, схватила принесённые ей одежды и поспешно оделась. Потом она совершила омовение в пруду, который находился тут же, неподалёку, и её унесли на жемчужном паланкине во дворец. Бенаресский раджа устроил в честь игрока пышное празднество, в горячих похвалах изъявил ему свою благодарность, одарил его золотом стоимостью в полцарства и выдал за него свою дочь.

После пышной свадьбы — она длилась несколько дней — вместе со своей новой женою игрок отправился к себе домой, в страну Чола. Старшая его жена и младшая — Рамбха — приняли царевну приветливо и ласково.

Индра был очень удивлён, когда в свой обычный день Рамбха появилась в раю, где обитают бессмертные боги.

— Как ты сумела освободиться от моего заклятия? — спросил он.

— Ты думал, что время жизни моего мужа истечёт куда раньше, чем надвратная башня храма бенаресского Висванатхи рассыплется в прах и будет отстроена заново, — ответила Рамбха, — но мой муж сумел разрушить её за одиннадцать дней и за такой же срок возвести снова. Ещё восемь дней ушло на освящение башни. Нет ничего такого, чего он не мог бы совершить. Но нрав у него крутой. Если я вовремя не вернусь домой, он мне не спустит опоздания.

Счастливо и радостно зажил игрок со своими тремя жёнами.

Ему завидовали не только соседи, но и сам бог Индра. Понимая, что пока игрок жив, Рамбха не вернётся на небо, он позвал бога смерти Яму и сказал ему:

— Есть на земле один азартный игрок. Человек он очень плохой, способный на любое дурное дело. Принеси мне его душу.

Отправил Яма за игроком своих посланцев. А тот как раз в это время тешился со своими жёнами. Их праведность не позволила посланцам бога смерти войти в дом, преградила им путь, словно пламя пылающее.

Постучались гонцы Ямы в дверь, крикнули:

— Эй, игрок, выходи!

Игрок прикинулся, будто не слышит их, и продолжал развлекаться со своими жёнами. Всю ночь торчали посланцы на улице. Лишь под самое утро игрок вышел наружу, оглядел грозных гонцов и спросил у них:

— Вы кто такие, ребята? Почему глухой ночью ломитесь в дом доброго человека?

— Нас послал Яма, — ответили они. — Велел привести тебя к нему.

Нимало не испугавшись, игрок захохотал во все горло:

— А какой Яма меня призывает? Старый или новый?

Посланцы растерянно молчали. Они сами не знали, какой Яма их послал: старый или новый.

— Вы что стоите, глазами хлопаете? Сперва узнайте, кто вас послал, тогда и приходите.

Так ни с чем и вернулись посланцы в Ямапур, где их повелитель восседал на троне.

— Каладеван (букв. Бог времени — имя бога смерти Ямы)! — сказали они. — Мы передали игроку, что ты его требуешь. А он говорит: выясните сперва, кто вас послал: старый Яма или новый.

Призадумался бог смерти: какой же он Яма, старый или новый? Со всей своей свитой отправился он в мир богов и рассказал им о своём затруднении.

— О, бог богов! — молвил он Индре. — Объясни мне, какой я Яма: старый или новый?

Не в состоянии ответить на его вопрос, Индра предложил:

— Давайте спросим бога Брахму — он ведь сотворил все миры.

Боги отправились в мир Брахмы. Но и сам творец не смог рассеять их сомнения. Они пошли к великому Вишну. Но и великий Вишну, который измерил мир в три шага, ничем не смог им помочь. Тогда они все вместе обратились за советом к богу Шиве, обитающему на горе Кайласа.

— Этот смертный задал вопрос, на который не могут ответить даже боги. Значит, он наделён необыкновенным умом, — сказал Шива и велел Каладевану немедленно привести к нему игрока.

Яма взял своё оружие, уселся на запряжённую буйволами повозку и поехал на землю.

Только увидел его игрок — кинулся в дом и сказал трём своим жёнам:

— О, повелительницы моего сердца! Сейчас я упаду, словно мёртвый. Но прошу вас — не сжигайте моего тела. Набальзамируйте его, положите в сундук, и пусть оно лежит там хоть долгие годы. Но как только услышите мой голос, откройте сундук.

Он вышел на улицу и спросил Яму:

— Зачем изволил пожаловать?

— Ты одурачил моих посланцев. Я сам явился, чтобы отнести твою душу к богу Шиве.

— Ты считаешь себя умнее своих гонцов? А ведь тебе не удалось похитить душу Сатьявана (герой одного из вставных эпизодов «Махабхараты». Его жена Савитри сумела упросить бога Яму, чтобы он вернул жизнь её бездыханному мужу). Не удалось унести и душу Маркандейи (сын мудреца Марканду. Ему была предсказана смерть шестнадцати лет от роду. Но когда бог смерти Яма явился за ним, Маркандейя обнял изваяние Шивы, моля его о помощи. Шива даровал ему избавление от смерти, и Маркандейя навсегда остался шестнадцатилетним юношей). А уж если тебя провели женщина и зелёный юнец, то мне и подавно нетрудно тебя одурачить!

Яма в ярости напустил на него своего буйвола. Буйвол пронзил его одним рогом, и он, как предсказывал, упал бездыханный. Вышли три его жены, набальзамировали его тело и спрятали в сундук.

Каладеван явился с душой игрока к ожидавшим его богам и стоял среди них, горделиво покручивая свой ус. Увидев троих великих богов, игрок сложил ладони и приветствовал их почтительным поклоном.

— Что говорит список его прегрешений и заслуг? — обратился Яма к писцу Читрагупте. — Грешник он или праведник?

— Закоренелый грешник, — ответил Читрагупта.

Не помня себя от гнева, игрок накинулся на него и дал ему пощёчину. Читрагупта, смешавшись, застыл неподвижно, как изваяние.

— Эй, игрок, — спросили трое великих богов, — за что ты ударил Читрагупту?

Игрок ответил:

— Свами! Даже самым праведным подвижникам редко удаётся лицезреть хотя бы одного из вас. Меня же позвали сюда трое великих богов — Брахма, Вишну, Шива — и ещё великое множество других богов. Я удостоился лицезреть вас всех. Как же можно меня после этого называть закоренелым грешником?!

Лесть пришлась троим богам по сердцу.

— Мы все признаём, что ты человек чрезвычайно умный, — сказали они. — Но если ты за полчаса не разрешишь свой собственный вопрос: какой Яма послал за тобой, старый или новый, — тебе несдобровать. Если нужна наша помощь — скажи.

— Разрешите мне на полчаса занять место Ямы, — попросил игрок.

Боги дали своё позволение.

Сел игрок на трон Ямы, позвал к себе Читрагупту, который записывает, какой век отмерен каждому человеку, и сказал ему:

— Посмотри в свои списки. Сколько мне осталось ещё жить?

— Полчаса, — ответил Читрагупта.

— Исправь свои списки. Запиши, что мне осталось жить ещё сто лет, — велел новоявленный Яма.

Затем он приказал продлить жизнь всем трём своим жёнам и укоротить всем, кто ему не нравился в родной деревне. Покончив с этим делом, он позвал к себе владыку слонов Айравату и молвил ему так:

— Каладеван сейчас я. Ты обязан выполнять все мои повеления. Пойди и разорви на куски старого Яму.

Слон разыскал бога смерти и напал на него, стараясь пронзить бивнем. Старый Яма испугался за свою жизнь и, причитая от страха, бросился к богу Индре. Индра поспешил вместе с ним к Брахме и попросил творца дать убежище старому Яме. Брахма сказал, что это не в его власти, и отвёл Яму к великому Вишну. Великий Вишну, в свой черёд, отвёл его к Шиве.

— Погоди, Айравата, — обратился к слону Шива. — Сейчас мы поговорим с тем, кто дал тебе это повеление.

И все боги спустились в преисподнюю, где помещалось царство Ямы.

Игрок знал заранее, чем всё это кончится, и, хотя время его правления не истекло, направился навстречу богам.

— Почему ты покинул трон? — спросил его Шива.

— О великий! — ответил игрок. — Боги славятся своей справедливостью, но ко мне они относятся без малейшей справедливости. И вот вам доказательство. Я приказал Айравате убить старого Яму, а он ослушался. Если уж и царь слонов не хочет мне повиноваться, от кого же мне ждать послушания? Не надо мне трона Ямы. Лучше отпустите меня к моим жёнам.

— Сколько ещё осталось жить этому игроку? — спросили боги Читрагупту.

— Старый Яма определил ему полчаса. А новый Яма назначил себе сто лет.

Тут, наконец, поняли боги, что игрок и их сумел провести.

— Ну, и хитёр же ты! — воскликнули они. — Ты хочешь возвратиться на землю? Но ведь жены, вероятно, уже сожгли твоё тело. Где же поселится твоя душа?

— Вы, видно, считаете меня глупцом, — оскорбился игрок. — Я велел жёнам набальзамировать моё тело и спрятать его в сундук. Я буду жить со своими жёнами ещё сто лет. Велите только, чтобы мою душу отнесли обратно на землю. Иначе не помилую я старого Яму!

Его ум восхитил великих богов.

— Своей смелостью и находчивостью ты завоевал собственное счастье, — сказали они. — Ты сумел обмануть самого бога Яму. Отныне на земле тебя будут звать «Яма-пураттан» — «Человек, который сумел перехитрить самого бога смерти». Употреби же свою смелость и находчивость на добрые дела. Будь праведен и честен. А когда вдоволь насладишься земными радостями, вкусишь и вечное блаженство.

Отнесли посланцы Ямы душу игрока обратно на землю. Душа вселилась в его тело, и, ожив, игрок громко крикнул:

— Откройте, дорогие жёнушки!

Три жены с нетерпением открыли сундук. Они смеялись и радовались, слушая рассказ своего мужа обо всём, что с ним произошло. А он с любовью обнимал жён и говорил им всем ласковые слова.

Нравится 

Разоблачение саньяси

Некий обманщик, прикидываясь саньяси, изготовил сильно действующее снадобье. Вместе со своим помощником, горбатым стиральщиком, обходил он дома простаков, загребал горы денег и даже умудрился стяжать славу искусного целителя. Своё снадобье он называл «божественным лекарством», но многие лишались от него рассудка, а некоторые — и самой жизни. Видя, какое зло он причиняет, Раман решил избавить народ от лжесаньяси. С этой целью он зазвал его к безумцу, одержимому манией убийства. Безумец схватил лжесаньяси за ноги и размозжил ему голову.

Дело рассматривалось на заседании государственного совета.

— Ваше величество, — предложил гуру, — за это преступление Тенали Рамана следует закопать по шею в землю, и пусть его голову раздавит слон.

Так император и повелел казнить Рамана. Двое стражников схватили несчастного и закопали его по шею в землю. Затем они пошли за слоном.

А мимо как раз проходил горбатый стиральщик, помощник мнимого саньяси.

— Айя (господин)! — окликнул его Раман. — Помоги мне выбраться из этой ямы. Я — горбун, по совету лекаря выпрямляю себе спину.

Поверив этой выдумке, стиральщик раскопал его.

Тенали Раман ощупал свою спину и закричал:

— У меня больше нет горба!

Он изобразил такую живую радость, что окончательно одураченный стиральщик попросил закопать и его.

Немного погодя вернулись со слоном стражники. Второпях не заметив подмены, они закололи горбуна пиками и после того, как на его голову наступил слон, поспешили доложить императору о том, что виновный казнён.

Тем временем Тенали Раман вернулся в город и попросил одного своего друга рассказать императору о том, что вытворял лжесаньяси. Император был очень огорчён, когда узнал всю правду.

— Я приказал казнить ни в чём не повинного человека! — горевал он.

Тут-то и появился Тенали Раман. Он не только выхлопотал себе прощение, но и позаботился о вдове горбуна: каждый месяц ей выплачивали деньги из императорской казны.

Нравится 

Слон и шакал

Однажды мимо стаи шакалов проходил могучий слон. Шакалы, глядя на него из кустов, говорили между собой: «Смотрите! Вот идёт целая гора мяса. Если бы удалось его как-нибудь погубить, мы могли бы целый месяц пировать, да ещё и соседей пригласили бы».

— А что? — сказал самый хитрый из них. — Можно попробовать!

И он отправился вслед за слоном. Подойдя к нему, шакал льстивым голосом завёл разговор:

— Здравствуйте, ваше величество!

— Здравствуй! — ответил добродушный слон, и спросил: — Ты кто такой?

— Я шакал. Меня послали к вам. Мы все с нетерпением ждём вас на поляне. Совет зверей нашего леса единогласно избрал вас царём. Вы самый сильный и самый умный! Сегодня будет большой праздник, пойдёмте скорей!

Слон высоко поднял свой хобот и протрубил:

— О-хо-хо! Я самый сильный! Я самый умный! Меня избрали царём!

И, обратившись к шакалу, сказал:

— Веди меня, мой друг! Я готов!

И гордый слон, одержимый желанием властвовать, пошёл за шакалом. Шакал повёл его по узкой тропинке через болото, и слон сразу же увяз в нём.

— Друг мой, шакал! — обратился слон. — Что же мне теперь делать? Я попал в болото!

А подлый шакал, смеясь, отвечал:

— Ухватитесь, ваше величество, за мой хвост и попробуйте выбраться, раз уж вы поверили моим словам.

Нравится 

Украденное платье

В давно прошедшие времена какой-то инородец, обитавший в горах, похитил вещь из кладовой правителя и сбежал куда-то далеко.

Правитель немедленно разослал людей во все концы. Вора нашли, схватили и привели к правителю. Правитель спросил, где тот взял платье. Вор ответил:

— Эта вещь досталась мне по наследству ещё от моего деда.

Правитель велел ему надеть платье. Но поскольку на самом деле это было чужое платье, то инородец и не знал, с какого конца его надевать: то, что нужно было надевать на руки, он надел на ноги; то, что должно было быть на поясе, оказалось на голове. Убедившись, что перед ним вор, правитель собрал всех своих сановников, они обсудили случившееся и сказали инородцу следующее:

— Если бы это платье действительно принадлежало твоему деду, ты бы знал, как его надевать. Разве стал бы ты надевать всё шиворот-навыворот, и то, что должно было быть сверху, у тебя оказалось снизу? Неумелое обращение с платьем как раз и доказывает, что прежде у тебя не было этой вещи, и ты её украл.

Давайте уподобим правителя Будде, сокровищницу — Дхарме, а глупого инородца — еретику.

Тайком подслушав Дхарму Будды, еретик включил её в свою Дхарму и выдал за свою собственность. Но поскольку он не разбирался в Дхарме Будды, то, излагая её, он поставил всё с ног на голову. Он не знал проявления Дхармы.

Этот еретик поступил точно так, как тот инородец, который украл у правителя дорогой наряд, но, не зная, в каком порядке его надевать, надел шиворот-навыворот.

 

Нравится 
Сохрани страницу, чтобы вернутся
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Ответы знаменитых людей 🔥

Льстить — значит говорить человеку именно то, что он о себе думает.

Ложь связана с отсутствием смелости сказать правду.

Часто такое бывает, что самая большая подстава приходит от близких людей.

Когда мы навязываем кому-то свои мнения и взгляды, это не есть правда. Правда — это не наши убеждения. Все это не правда — на самом деле, это наш способ скрыть правду. Правда есть нечто гораздо более сокровенное. Когда мы говорим правду, это подобно исповеди. Я имею в виду не признание в грехах, а то, что мы полностью открываемся.
Правда очень проста. Когда мы говорим правду, мы говорим из состояния полной незащищенности, полной открытости. Чтобы всегда говорить правду, мы должны не только обнаружить те части нашего существа, которые боятся говорить правду, но также вскрыть все убеждения, которые внушают нам: «Нельзя этого говорить». На самом деле, у этих убеждений нет реального основания. Но знать это недостаточно — вы должны действительно увидеть это.
Вы должны точно установить, во что вы верите, какие именно убеждения вовлекают вас в состояние двойственности, в состояние конфликта, заставляют что-то скрывать…
Еще раз повторю: ключом является искренность, готовность открыто и честно встречаться со всем, что происходит в нашем уме и теле. Это и есть дверь к свободе — свободе, которая всегда только сейчас, здесь и сейчас.

Кто обещает все, не выполнит ничего. Всякий, кто обещает слишком много, ступил на путь гибели

В наши дни в человеческих отношениях редко сыщешь любовь или ненависть.
Пожалуй, в них преобладает чисто внешнее дружелюбие и еще более внешняя порядочность, но под этой видимостью скрывается отчужденность и равнодушие.
И немало тут и скрытого недоверия.

Те, кто много обманывает, стараются казаться честными людьми.

Деловые, профессиональные или личные отношения, построенные на лжи, не могут продолжаться долго, но, если они построенны на правде и равенстве выгод для участвующих сторон, срок их действия не ограничен.

Когда вы думаете, что обманываете других, вы обманываете только себя.

Отбрось все фальшивые лица, которые ты научился носить. Отбрось все маски. Будь настоящим. Открой все свое сердце; будь обнаженным. Между двумя влюбленными не должно быть никаких секретов, иначе любви нет. Отбрось всю скрытность. Это политика; скрытность — это политика. Ее не должно быть в любви. Ты не должен ничего прятать. Что бы ни возникло в твоем сердце, это должно быть прозрачным для твоей возлюбленной, и что бы ни возникло в ее сердце, это должно быть прозрачным для тебя. Вы должны стать друг для друга двумя прозрачными существами.

Если вы солгали однажды, то вы будете вынуждены лгать тысячу и один раз, чтобы скрыть первую ложь.

Ваш комментарий 🤔

💓 Пульс
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
1 день 2 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Ален Бадью
2 дня 22 часа назад
Зарегистрирован новый пользователь skybluenaga 🙌🤝
3 дня 8 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь Наталья Зорина 🙌🤝
3 дня 10 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь nata.v-69 🙌🤝
3 дня 11 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь loouncertain 🙌🤝
3 дня 16 часов назад
Anonymous добавил цитату Алексей Шевцов (itpedia) в избранное ❤️
3 дня 21 час назад
Зарегистрирован новый пользователь gnuturnermy 🙌🤝
3 дня 23 часа назад
Anonymous добавил цитату Владимир Владимирович Путин в избранное ❤️
4 дня 1 час назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Владимир Владимирович Путин
4 дня 1 час назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Владимир Владимирович Путин
4 дня 1 час назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Владимир Владимирович Путин
4 дня 1 час назад
Зарегистрирован новый пользователь executiveastute 🙌🤝
5 дней 1 час назад
Зарегистрирован новый пользователь aomaticspine 🙌🤝
5 дней 6 часов назад
Anonymous добавил цитату Джефф Фостер в избранное ❤️
5 дней 23 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Шакти Гавэйн
6 дней 4 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Сергей Довлатов
1 неделя 21 час назад
Anonymous добавил цитату Пьер де Ронсар в избранное ❤️
1 неделя 3 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь yvamyl 🙌🤝
1 неделя 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Вильям Артур Вард
1 неделя 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Вильям Артур Вард
1 неделя 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский
1 неделя 6 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Акутагава Р.
1 неделя 6 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Юнус Эмре
2 недели 4 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Юнус Эмре
2 недели 4 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Юнус Эмре
2 недели 4 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Юнус Эмре
2 недели 4 часа назад
Anonymous добавил цитату Дональд Трамп в избранное ❤️
2 недели 7 часов назад
Anonymous добавил цитату Эпиктет в избранное ❤️
2 недели 1 день назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Эпиктет
2 недели 1 день назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Эпиктет
2 недели 1 день назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Эпиктет
2 недели 1 день назад
Anonymous понравилась 😍 история
Братья сербы и турок
2 недели 1 день назад
Anonymous понравилась 😍 история
Братья сербы и турок
2 недели 1 день назад
Anonymous добавил цитату Байсангур Беноевский в избранное ❤️
2 недели 2 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Рон Сколастико
2 недели 3 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Опра Уинфри
2 недели 3 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Такамура Котаро
2 недели 3 дня назад
Anonymous добавил цитату Вера Полозкова в избранное ❤️
2 недели 3 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Джон Хиббен
2 недели 4 дня назад
Anonymous добавил цитату Демокрит в избранное ❤️
2 недели 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Демокрит
2 недели 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
2 недели 5 дней назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
2 недели 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
2 недели 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
2 недели 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
2 недели 5 дней назад
Anonymous добавил цитату Алексей Шевцов (itpedia) в избранное ❤️
3 недели 50 мин. назад
Anonymous добавил цитату Алексей Шевцов (itpedia) в избранное ❤️
3 недели 55 мин. назад
Anonymous добавил цитату Алексей Шевцов (itpedia) в избранное ❤️
3 недели 55 мин. назад
× Вы нашли опечатку