Бестселлер
Обязательно
Главные идеи и анализ книги

Человек в поисках смысла

Как преодолеть любые страдания и найти смысл жизин?

Эта книга была впервые издана в 1946 году, через год после освобождения её автора, австрийского психолога Виктора Франкла, из концлагеря. Со временем книга стала всемирно известной, а Виктор Франкл прославился как создатель логотерапии — направления психологии, которое помогает человеку найти смысл жизни. Виктор Франкл оказал огромное влияние на послевоенную философию и психологию и отголоски его идей можно найти в работах таких авторов, как Абрахам Маслоу, Мартин Селигман и даже Стивен Кови.

В книге Виктор Франкл рассказал о своей жизни заключённого нацистского концлагеря. Но основная тема его книги не ужасы концлагерей, а психология заключённого. Виктор Франкл описывает, почему одни заключённые ломались, а другие в тех же условиях сохраняли непоколебимую силу духа.

Обзор книги

Виктор Франкл начинает книгу «Человек в поисках смысла» с описания связи своего опыта в нацистском концентрационном лагере и авторской психотерапевтической методики под названием логотерапия. Чтобы объяснить эту связь, в первой главе он глубоко анализирует мысли заключенного – стадии принятия, закрепления и освобождения. Франкл подробно останавливается на каждой теме, рассказывая про шок, апатию, обезличивание и разочарование – в контексте как личного опыта, так и наблюдений за товарищами по несчастью.

Во второй главе Франкл подробнее рассказывает о логотерапии в психоаналитике и переходит к основному посылу книги – мысли о том, что поиск человеком смысла является его главным мотиватором, а также о том, что логотерапия помогает избавиться от зацикленности пациента на себе.

Франкл говорит, что человеческий разум – не просто механизм, и когда человек сталкивается с «экзистенциальным крушением», он страдает от «ноогенных неврозов». Франкл открыл этот тип неврозов, когда отошел от традиционного психогенного подхода. Он связывает неврозы с «экзистенциальным вакуумом» или чувством бессмысленности жизни, широко распространенным в двадцатом веке явлением.

В противовес проблеме Франкл описывает «ответственность» в логотерапии, которая направляет вопрос о смысле внутрь, утверждая, что человек должен нести ответственность за свою жизнь. Эта ответственность является сущностью человечества. Соответственно, смысл жизни в первую очередь определяется работой и делами, во вторую – чувством к чему-то или кому-то (как к любимому человеку) и в третью – использованием трагедии для поиска достижений.

В обсуждении трагедии поднимается вопрос о важности страданий. Франкл сообщает читателям о том, страдания играют важную роль в поисках смысла жизни. Он делится своим опытом занятий по психодраме, которые помогли ему понять, что определяет полноту жизни. Затем Франкл переходит к определению логотерапии как явления за пределами логики, относящегося к «сверх-смыслу», а также к преходящим аспектам жизненных возможностей и их осуществления.

Затем Франкл рассматривает техники логотерапии по борьбе со страхом как в реалистичной, так и в невротичной формах. Это приводит его к концептам «гипер-стремления», «гипер-сомнения» и «парадоксального стремления». Так рождается концепция парадоксального желания, когда пациента вынуждают пойти навстречу страху, чтобы освободиться от волнительного ожидания.

Последняя часть книги рассказывает о нигилизме, «пан-детерминизме» и «трагической триаде». В ней Франкл говорит, что для современного поколения нигилизм стал коллективным неврозом. Также он подчеркивает, что для решения этой проблемы требуется соответствующая психотерапия, свободная от нигилистического влияния. С другой стороны, пан-детерминизм отрицает способность человека принимать решения в соответствии со своим состоянием. Франкл считает такой подход опасным, но также признает, что свобода должна быть тесно связана с ответственностью.

И, наконец, трагическая триада: боль, вина и смерть. Только «трагический оптимизм» поможет жить позитивно, несмотря на три главных жизненных сложности. Франкл советует людям реагировать на трагическую триаду тремя способами: (1) превращать страдания в достижения, (2) использовать вину, чтобы стать лучше и (3) действовать перед лицом преходящих жизненных аспектов ответственно. Франкл заканчивает книгу, оспаривая теорию Зигмунда Фрейда относительно размытия различий среди людей – и снова на помощь ему приходят воспоминания о концлагере. Вместо коллективного подчинения всепоглощающему голоду, он и его товарищи-заключенные действовали по-разному и тем самым проявляли свои истинные личности.

Предисловие

Гарольд Кушнер, автор бестселлеров и почетный раввин Иерусалимского храма в Натике, штат Массачусетс, говорит о важности книги «Человек в поисках смысла» и о теме стремления выжить. Опыт Франкла в концлагере в период нацистской оккупации подчеркивает, что помимо сочувствия к страданиям жертв того времени также стоит задаться вопросом, как и почему выжившим удалось удержаться за жизнь.

Рассуждая об этом, Франкл понимает: для того, чтобы выжить, необходимо воспринимать жизнь как поиск смысла. Человек может выдержать все испытания, если понимает, что свободен выбирать, что чувствовать в той или иной ситуации, неважно, как сильны внешние силы, которые он не может контролировать. Опыт священника позволяет Кушнеру в полной мере оценить этот подход. Он видел безнадежность и депрессию прихожан, поэтому соглашается с теорией Франкла: тот, кто знает, зачем жить, может вынести почти любое как.

Предисловие к изданию 1992 года

Вена, 1992 год – Франкл пишет, что успех его книги – отражение того, что общество постоянно ищет смысл жизни. Франкл не празднует успех, а видит в нем возможность для дальнейших исследований. Он рассказывает, что сначала хотел опубликовать книгу анонимно, что хотел назвать себя номером 119,104, что он написал книгу исключительно для того, чтобы передать читателям свой опыт и открытия. Франкл не ожидал, что книга добьется такого успеха, но также понял, что успеха невозможно добиться силой. Успех становится исключительно результатом преданной работы, он должен приходить естественным путем.

Франкл пишет, что мог бы вовремя уехать из Австрии, чтобы избежать ужасов концлагеря, что в Америке мог бы использовать возможности, чтобы писать о своем детище – логотерапии. Однако он решил остаться, потому что не мог оставить стареющих родителей на произвол судьбы. Он знал, что его главный долг – быть ответственным ребенком своих отца и матери.

Жизнь в концентрационном лагере

В отличие от множества исторических книг, эта работа основана не на ужасах концлагерей, а на личном опыте жизни в них; это попытка ответить на вопрос, как подобные события отражаются на психике обычного заключенного. Эти истории отражают ситуацию в небольшом концлагере, в котором происходило настоящее истребление. Многие неизвестные жертвы обретают в книге голос. Это обычные заключенные, страдающие от жестокости надзирателей. В противовес популярному убеждению о жизни в лагерях, дни были наполнены не только жалкими эпизодами. Это была постоянная борьба за существование. Франкл рассказывает, что капо, заключенные с особыми привилегиями и поверенные руководства, могли легко ополчиться против товарищей и обращаться с ними еще более жестоко, чем солдаты. Франкл был свидетелем того, как во время отбора заключенных для казни в газовой камере каждый «номер» готов был предать соседа, чтобы спасти свою шкуру. Франкл признает, что лучшие из них свободы так и не увидели.

Содержимое главы состит из очень личного опыта, дающего понятие о психологии жизни в заключении. Для тех, кто прошел ужасы концлагерей, эта книга поможет посмотреть на опыт с перспективы сегодняшнего дня. Для тех, кому посчастливилось избежать подобной участи, работа поможет понять судьбу заключенных. Изучая материалы об опыте жизни в концлагере, можно выделить три фазы психологических реакций жертв. Первая наступает после принятия, вторая – период приспособления к жизни в лагере, третья – время после освобождения.

Главный симптом первой фазы – шок, и это становится ясно на примере самого Франкла. Он приехал в Освенцим на поезде и ему показалось, что с заключенными обращаются довольно хорошо.

Он поверил, что и его участь может оказаться не такой ужасной, как он ожидал. Франкл называет это «заблуждением отсрочки», психиатрическим состоянием, при котором осужденный предполагает, что будет спасен в последнюю минуту. Все заключенные цеплялись за эту последнюю надежду, не зная, что их встречала избранная элита – капо. Эти заключенные были доверенными лицами СС, работавшими против товарищей в обмен на особые привилегии.

Судьба заключенного решалась по прибытии в лагерь. Больных и неспособных работать сразу же отправляли в газовые камеры, а остальные вставали в другую очередь. Около 90 процентов тех, кто приехал с Франклом, таким образом уже были осуждены на смерть. Офицеры СС сначала казались доброжелательными, но Франкл понял, что это был способ вынудить заключенных без борьбы отдать все ценное. Некоторые пленники не понимали, что у них отнимут практически все, что им оставят только существование – опять же, заблуждение отсрочки. Франкл заметил, что с любопытством смотрит на происходящее и с интересом ждет, что же случится дальше. Это был его способ защититься от кошмарной реальности. Из полутора тысяч пленных в живых остались две сотни, и им пришлось испытать полный спектр немыслимых ужасов. Франкл понял, сколько человек может вынести. Человек действительно может приспособиться ко всему, как и говорил Достоевский. И хотя некоторым приходили в голову мысли о безвыходности, депрессии и суициде, Франкл понял, что никогда сам добровольно не пойдет на смерть. Шок принятия травмировал его не так сильно, как других.

Как психиатр Франкл понимает, что ненормальные ситуации, как правило, приводят к ненормальным реакциям. Это стало очевидно, когда заключенные перешли ко второй фазе психологических реакций – относительной апатии или эмоциональной смерти. Помимо физических мучений, которым они подвергались, заключенные страдали от тоски по дому и отвращения ко всему окружающему, как физическому, так и психологическому. Они старались приглушить болезненные эмоции, особенно когда за неконтролируемые реакции их наказывали. Со временем заключенные научились выносить зрелище пыток товарищей. Франкл слишком хорошо об этом знает, так как его обязанностью в концлагере был уход за больными тифом. Заключенные умирали один за другим, а выжившие рылись в карманах еще неостывших трупов в поисках ценных вещей.

На второй стадии особенно необходимо было заглушить эмоции, потому что это служило щитом от эмоционального смятения, вызванного частыми избиениями. Франкл рассказывает, что его и его товарищей зверски избивали, иногда даже без причины. Больнее всего были не физические травмы, а осознание несправедливости происходящего. Когда Франкл не мог больше терпеть оскорблений, он поддавался негодованию и прекращал заботиться о последствиях своих действий. В этой ситуации его спасла благосклонность одного из капо, которому он давал психотерапевтические советы.

Апатия была обязательной формой самозащиты. Если не зацикливаться на перенесенных страданиях, то можно было с облегчением выдохнуть в конце дня и почувствовать благодарность за то, что удалось сохранить свою жизнь. Заключенный сокращался до самого примитивного уровня – это своего рода психологическая «регрессия» - на котором его желания были ограничены самыми простыми вещами, и о которых можно было только мечтать. Ситуация в лагере была настолько ужасной, что Франкл не стал будить товарища, которому снился кошмар, потому что любой ужасный сон лучше того, что происходило наяву.

Желание поесть было основным признаком психологической регрессии к примитивным инстинктам, результатом сильного недоедания, от которого страдали заключенные. Приходилось делить маленький кусочек хлеба на несколько порций. Когда за пленниками не наблюдали, они собирались в группы и обсуждали еду – рецепты, любимые блюда, что они будут есть, когда наконец-то освободятся. Франкл считает такое временное психологическое облегчение опасным и бесполезным для адаптации заключенного к крайне тяжелым условиям существования.

Сильное недоедание стало причиной полной потери интереса ко всему, что не касалось базового выживания. Люди разучились испытывать сексуальное влечение и сочувствие, впали в «культурную спячку» - за исключением политических и религиозных вопросов. Религиозные интересы некоторых заключенных стали глубже и сильнее, люди импровизировали молитвы и тайно устраивали религиозные службы. Франкл заметил, что такое углубление духовности стало на удивление возможным на фоне общей примитивизации, особенно для заключенных с более тонкой душевной организацией – интеллектуалов – которые ужасно страдали физически, но преуспели в сохранении своего внутреннего я больше, нежели более выносливые товарищи.

Для Франкла такое «усиление внутренней жизни» проявилось в форме воспоминаний о жене. Однажды ранним утром во время марша другой заключенный сказал Франклу, что надеется, их женам приходится проще, чем им. Франкла поглотила эта мысль, он начал вспоминать образ жены. Затем он понял истину, которую всегда воспевали поэта – мудрость в том, что человек спасается в любви и с помощью любви. Он понял, что человека, который все в жизни потерял, может сделать счастливым одна лишь мысль о любимом. Он проигрывал в голове диалоги с женой, а позднее понял, что даже если бы знал, что она к тому времени была мертва, то все равно стремился бы найти утешение в этих медитациях. Развитие такой «внутренней жизни» помогало заключенным утешиться, несмотря на существование, полное лишений. Они спасались, вспоминая прошлую, лучшую жизнь. В своем воображении Франкл занимался самыми обычными делами – открывал входную дверь или отвечал на телефонный звонок. Он воспринимал красоту природы с большим восхищением, чем когда видел горы Зальцбурга по пути в Баварию. Однажды вечером один из заключенных позвал остальных смотреть на красивый закат. Все молча стояли и смотрели на заходящее солнце, тронутые его величественностью.   

Помимо природы заключенные научились ценить искусство. Читатель может задуматься, какие вообще формы искусства могут существовать в концентрационном лагере. Но все зависит от того, что считать искусством. Для заключенных таковым были импровизированные развлекательные программы, которые они время от времени устраивали. На таких собраниях пели песни, рассказывали стихи и иногда даже сатирические шутки о лагере. Программы настолько помогали забыться, что некоторые даже пропускали обед, чтобы посетить их. Вообще говоря, любое художественное впечатление в подобных условиях было возможно, только если представляло контраст лагерной жизни. То же касается и юмора – другого оружия в борьбе за выживание. Франкл преуспел в этом аспекте, обмениваясь с товарищем потрясающими историями. Они рассказывали друг другу о воображаемых событиях своей жизни после освобождения.

Наряду с удовлетворением базовых потребностей такие вещи стали главной радостью заключенных. Например, когда Франкла и других перевезли в Дахау, они радовались, что там нет «духовки» и «трубы» (подразумевая газовые камеры и крематорий). По прибытии они вынуждены были простоять всю ночь под холодным дождем, но все равно радовались, потому что, в отличие от Освенцима, в Дахау их смерти были менее вероятными. Определение «удачи» также изменилось. Любой заключенный, получивший работу на заводе под крышей и которому не приходилось трудиться на грязных железных дорогах, уже считался счастливчиком. Также «везло» тем, у кого был не слишком жестокий надзиратель, и тем, у кого была возможность регулярно мыться и спать на матрасе. Даже дни в больнице приносили радость, потому что не нужно было работать. Можно было просто весь день лежать в кровати и ждать порцию хлеба. Такие маленькие радости становились «негативным счастьем» или «свободой от страдания», как выразился Шопенгауэр. Редко, практически невозможно было найти настоящие, позитивные удовольствия.

Однако в лагерях заключенных ждали не только такие потери. Недостойное и бесчеловечное обращение приводило к тому, что люди теряли свои ценности. Заключенные становились частью толпы, стада, они теряли волю. Их гоняли, как отару овец, которые думают только о том, как убежать от зубастых собак и набить живот. Нельзя было выделяться, чтобы не привлекать особого внимания офицеров, а если пленник хотел согреться от холодного ветра, лучше было потеснее затесаться в толпу. Тем не менее, заключенные время от времени хотели уединения. Франкл считал себя счастливчиком, потому что время от времени мог пять минут провести в одиночестве между обходом больных. В то время он сам страдал от серьезного тифа. Он считал, что лучше умереть, творя добро и помогая товарищам, чем погибнуть за бессмысленной физической работой, в которой он даже не был хорош.

Неизлечимо больным не давали лекарств. Все медикаменты сохранялись для тех, кто мог оправиться и принести хотя бы еще немного пользы. Окруженный трупами, Франкл понял, что человеку со стороны будет сложно осознать, насколько низко ценилась в лагерях человеческая жизнь. Ценность заключенного сводилась только к его номеру – никаких имен, никаких историй, никаких документов, подтверждающих, что до лагеря у него была жизнь. В таком существовании имели значение только базовые потребности. Заключенные без малейших сожалений рассматривали тех, кого ведут в газовые камеры – вдруг у кого-то из осужденных крепче ботинки или теплее пальто. Чувства не имели значения, жизнь зависели исключительно от настроения надзирателей. Заключенные были их игрушками. Они перестали быть людьми.

Франкл также был полностью зависим от милосердия надзирателей Освенцима. Он открыл для себя полезное правило: на любой вопрос он поклялся отвечать правду, но также поклялся не говорить ничего более конкретного. Когда его спрашивали о возрасте, он называл цифру. Когда его спрашивали о профессии, он отвечал «доктор» и не вдавался в подробности.   

После строгих отборов и распределения Франкл понял, что его направляют в лагерь отдыха. Другие заключенные смотрели на него с жалостью, думая, что «транспорт в лагерь отдыха» был лишь уловкой и на самом деле заключенных повезут в газовые камеры. На самом же деле оставшиеся были обречены на такой дикий голод, что вынуждены были опуститься до каннибализма. Франкл выбрался как раз вовремя.

Казалось, что жизни заключенных находятся исключительно в руках судьбы – так считали все товарищи Франкла. Они потеряли любое желание проявлять инициативу или принимать решения, они боялись, что могут повернуть в неправильную сторону. Это касалось и ситуаций, в которых от решения заключенного зависела его жизнь. Для Франкла такая ситуация была связана с шансом освободиться. Заключенные как раз разрабатывали план побега, когда один из пациентов понял их намерения и грустно посмотрел на Франкла. Тот почувствовал угрызения совести и сказал друзьям, что не сможет убежать с ними. Как только Франкл это произнес, то сразу же почувствовал небывалое умиротворение. Он остался и продолжил ухаживать за больным, отдавшись на волю судьбы.

По мере приближения передовой войны заключенных перемещали из одного лагеря в другой. Массовые эвакуации проводились быстро, нужно было успеть до того, как лагерь сожгут. Заключенные думали, что увезут всех, но за больными грузовики не приехали – оказалось, они сгорят вместе с лагерем. Франкл и его друг поняли, что нужно воспользоваться ситуацией и сбежать. Нужно было сделать это, сжигая мертвых за забором. Однако, как раз перед тем, как они осуществили задуманное, из Женевы приехал грузовик Международного Красного Креста. Представители Красного креста обещали защитить заключенных и предоставить им необходимые медикаменты. Они говорили, что подписали с СС соглашение о перевозке заключенных в Швейцарию. Фотографы делали снимки счастливых заключенных. Франкл и его друзья решили, что побег потерял смысл и не стоит риска быть схваченными на линии огня. Позднее этой ночью приехали грузовики СС и продолжили чистить лагерь. Проходили дни, Франкл с товарищами  с нетерпением ждал, пока до их местоположения дойдет фронт боевых действий. На следующее утро шум войны утих и над воротами вывесили белый флаг. Через несколько недель Франкл узнал, что людей, погруженных в машины, которые должны были направляться в Швейцарию, на самом деле заперли в бараках и сожгли заживо.

Неудивительно, что на второй стадии психологического состояния такой опыт заставил заключенных использовать апатию в качестве защитного механизма. Они были истощены голодом, недостатком сна и неспокойной атмосферой. Психологические комплексы оказались неизбежны. Унизительное обращение с заключенными способствовало развитию комплекса неполноценности. С другой стороны, у пленников с особыми привилегиями развивалась иллюзия величия. Менее успешное большинство открыто выражало презрение, иногда в шутливой форме. Когда шутки перерастали в конфликт, напряжение легко находило выход в жестоких драках. Тенденция к жестокости появилась из-за того, что заключенные становились свидетелями ужасных избиений товарищей. Франкл рассказывает, что и сам не стал исключением. Он особенно ясно это осознал, когда работал доктором в отделении для больных тифом и ухаживал за самыми безнадежными пациентами. Он был ответственным за чистоту и тишину в бараках. Порядок постоянно нарушался упрямыми пациентами. Чтобы добиться послушания и выполнения указаний, на них приходилось кричать. Именно до такой степени дошла апатия врача. Франклу приходилось изо всех сил контролировать свою раздражительность или апатию, иначе он в порыве гнева просто начал бы применять к товарищам физическую силу.

В своих исследованиях психологических характеристик заключенных концлагерей Франкл показывает, что человек – не просто случайный продукт своего окружения. Он говорит об этом исходя из своего опыта, ведь он был свидетелем случаев, в которых заключенным приходилось преодолевать апатию, чтобы показать героическую сторону своей натуры. Несмотря на физическую и психологическую угнетенность, возможно было сохранить духовную свободу. Находились люди, готовые собраться с силами и отдать свой паек. Люди, готовые ходить от барака к бараку, ухаживая за товарищами, несмотря на то, что помощь нужна им самим. И хотя на такие подвиги способны были немногие, это лишний раз доказывало, что у человека можно отнять все, кроме свободы выбирать отношение к происходящему. Психологические реакции заключенного – это не просто выражение его состояния. Итоговый анализ Франкла подтверждает, что трансформация заключенного была результатом влияния жизни в лагере и, что важнее, его внутренних решений. Соответственно, даже в таких условиях можно сохранить человеческое достоинство. Это та самая духовная свобода, которая придает жизни смысл и цель.

Однако, смысл жизни в действиях, созидании, красоте и радости не может быть полноценным без страданий. Страдания – обязательная часть жизни, как и судьба, и смерть. То, как человек принимает смерть и страдание, дает ему шанс найти в жизни более глубокий смысл. Франкл считает, что, столкнувшись со сложными обстоятельствами, человек может либо сохранить смелость и достоинство, либо опуститься до животных импульсов. Этот выбор определяет, достоин ли человек своих страданий.

Может показаться, что такой концепт относится исключительно к жертвам концлагерей. Однако, Франкл подчеркивает, что его теории применимы и в реальной жизни. В любой ситуации, когда судьба бросает человеку вызов, у него появляется шанс преодолеть страдание и чего-то достичь. Например, на долю некоторых людей могут выпасть тяжелейшие испытания, но они ждут смерти со смелостью и достоинством. В лагере Франкл был знаком с женщиной, которая знала, что через несколько дней умрет. Однако, она с радостью говорила, что видит ценность в духовных достижениях, что с нетерпением ждет вечной жизни. Но были и люди, поддавшиеся влиянию лагеря. Они отказались от власти над своей моральной и духовной сущностью. Отсюда возникает новый вопрос: что составляет эту «внутреннюю власть»?

Франкл изучает этот вопрос, рассматривая силы, вынуждающие заключенного отказаться от власти над собой. Выжившие считают, что виной была неуверенность в продолжительности заключений, именно она не позволяла видеть будущее или цель в жизни. Такое состояние называется «условное существование с неизвестным пределом», оно приводит к странному или деформированному «восприятию времени». Заключенные чувствовали, что короткие отрезки времени, например час или день, могут длиться дольше недели. Ограничение пространства лагеря еще сильнее усугубляло «условное существование». Пространство за пределами колючей проволоки казалось нереальным и недостижимым. Заключенные считали себя уже мертвыми, все становилось бессмысленным, и ради жизни в прошлом они упускали даже редкие шансы улучшить жизнь в настоящем. Франкл же считал свое заключение хоть и сложной, но возможностью. Большинство заключенных просто существовали, но некоторые все же находили внутренний триумф. Для поддержки сил в борьбе с влиянием лагерной психологии Франклу пришлось собирать все внутренние силы, чтобы определить будущую цель, ради которой стоит жить и работать. Франкл рассказывает, как ему удалось определить свою цель.

В какой-то период его захватили самые прозаичные вопросы жизни в лагере: поменять ли сигарету на еду? Как отремонтировать ботинки? Как заслужить расположение капо? Но настал час, когда Франкл почувствовал отвращение к своим мелким мыслям и решил переключить внимание. Он внезапно представил себя в уютной аудитории, читающим лекцию о психологии заключенного концлагеря. В тот момент все его негативные эмоции стали прошлым.

Франкл приходит к выводу, что эмоции – страдание, и они прекращают быть страданием только тогда, когда человек складывает их в своем сознании в четкую картинку. Если у человека не получается это сделать, он теряет веру в будущее и обрекает себя на психологический и физический распад. В лагере симптомы распада проявляются особенно быстро. Заключенный отказывается одеваться или выходить на марш, и никакие угрозы или наказания не могут на него повлиять. Он просто лежит и не двигается. Франкл осознал, насколько опасным может быть такое состояние. Главному надзирателю лагеря приснился сон, в котором ему сказали, что война и страдания закончатся для него 30 марта 1945 года. В названный день война не закончилась, и мужчина сильно заболел. Он умер 31 марта. Физически налицо были все признаки тифа, но, подчеркнув настрой надзирателя, Франкл проливает свет на совершенно иной недуг. Крайнее разочарование ослабило организм, сделало его уязвимым для инфекции. Повышение уровня смертности на новогодние и рождественские праздники 1944-1945 годов доказывают теорию Франкла. Да, зимой условия работы становились труднее, распространялись новые эпидемии, а еды оставалось все меньше. Но подкосило людей разочарование, ведь они надеялись вернуться домой к Рождеству. Умерло очень много заключенных. Перефразируя Ницше, люди не знали, зачем жить, поэтому не вынесли то, как они живут. Именно эти его слова стали девизом всех психотерапевтических усилий по помощи заключенным. Для того, чтобы выжить, необходимо изменить отношение к жизни. Франкл подчеркивает: имеет значение не то, что мы ждем от жизни, а то, что жизнь ожидает от нас. Действовать нужно исходя из этого принципа. У каждого человека будут свои задачи, все зависит от индивидуальной ситуации.

Цена

60 ₽

Что будет после оплаты?

После оплаты появится в личном кабинете. Можно оплатить всеми способами, включая биткоин

Безопасно?

Платеж безопасный. Наш сайт не сохраняет данные кредитных крат. Вы перейдете на международный агрегатор платежей interkassa.com.

Вы читаете краткое содержание и анализ книги "Человек в поисках смысла". Чтобы читать дальше, необходимо приобрести доступ к данному материалу.

При возниконовении проблем, пишите на admin@howfinder.ru

Цена

60 ₽
💓 Пульс
Anonymous добавил цитату Вильям Вард (Уильям Уорд) в избранное ❤️
7 часов 19 мин. назад
Anonymous добавил цитату Роберт Адамс в избранное ❤️
7 часов 26 мин. назад
Зарегистрирован новый пользователь maks1.1991k 🙌🤝
17 часов 43 мин. назад
Зарегистрирован новый пользователь KivaZew 🙌🤝
1 день 7 часов назад
Anonymous добавил цитату Роберт Адамс в избранное ❤️
1 день 9 часов назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
1 день 10 часов назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
1 день 10 часов назад
Anonymous понравилась 😍 история
Скорбь и радость
2 дня 7 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь KivaHackHox 🙌🤝
2 дня 22 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Радион Маркес
4 дня 7 часов назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
5 дней 16 часов назад
Пользователю понравилась 👍 статья Как медитировать? Руководство для новичков.
5 дней 20 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь ironnightowl 🙌🤝
5 дней 20 часов назад
Пользователю понравилась 👍 статья Как писать в инфостиле?.
6 дней 8 часов назад
Добавлено видео🎥 в
Как вылечить аллергию?
6 дней 17 часов назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Брайанна Рид
1 неделя 5 часов назад
Добавлено видео🎥 в
Как стать красивой?
1 неделя 16 часов назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Роберт Адамс
1 неделя 23 часа назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Роберт Адамс
1 неделя 23 часа назад
Зарегистрирован новый пользователь Williamfgzet 🙌🤝
1 неделя 3 дня назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
1 неделя 4 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь IiaesratroX 🙌🤝
1 неделя 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Николай Алексеевич Островский
1 неделя 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Николай Алексеевич Островский
1 неделя 4 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Николай Алексеевич Островский
1 неделя 4 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь lookupsites 🙌🤝
2 недели 6 часов назад
Anonymous добавил цитату Андрей Владимирович Курпатов в избранное ❤️
2 недели 1 день назад
Зарегистрирован новый пользователь Ирина Владимировна Смирнова 🙌🤝
2 недели 1 день назад
Зарегистрирован новый пользователь goringbed 🙌🤝
2 недели 1 день назад
Зарегистрирован новый пользователь Нико 🙌🤝
2 недели 2 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь bashfulchart 🙌🤝
2 недели 2 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь phobicspatula 🙌🤝
2 недели 3 дня назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Аглая Датешидзе
2 недели 3 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь Stevendycle 🙌🤝
2 недели 3 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь westpicks 🙌🤝
2 недели 3 дня назад
Пользователю понравилась 👍 статья Как перестать смотреть порно?.
2 недели 4 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь railshear 🙌🤝
2 недели 5 дней назад
Зарегистрирован новый пользователь melonstemfate 🙌🤝
2 недели 5 дней назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Андрей Курпатов
2 недели 6 дней назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
3 недели 9 часов назад
Anonymous добавил цитату Аглая Датешидзе в избранное ❤️
3 недели 9 часов назад
Anonymous отметил 👍 цитату
Андрей Курпатов
3 недели 12 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь Mark 🙌🤝
3 недели 15 часов назад
3 недели 16 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь ElenaCoK 🙌🤝
3 недели 3 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь callture 🙌🤝
3 недели 3 дня назад
Зарегистрирован новый пользователь GregoryRar 🙌🤝
4 недели 16 часов назад
Зарегистрирован новый пользователь batchslide 🙌🤝
4 недели 18 часов назад
4 недели 1 день назад
4 недели 1 день назад
× Вы нашли опечатку